Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Дружинин Александр Васильевич

Дружинин Александр Васильевич

ДРУЖИНИН Александр Васильевич родился [8(20). Х.1824, Петербург] в старин­ной аристократической семье — беллетрист, критик, фелье­тонист и переводчик.

До 16 лет воспитывался дома. Владел французским, английским, немецким языками.

В 1841 окон­чил Пажеский корпус, выпущен офицером лейб-гвардии Финляндского пол­ка. После смерти отца семья оказалась в долгах.

В 1847 Александр Васильевич причислился к канцеля­рии Военного министерства. Вышел в от­ставку в 1851. Сблизился с демократи­ческим кругом писателей. Дружил с ху­дожником П. А. Федотовым, оставил о нем воспоминания.

С 1847-56 Сотрудничал в «Современ­нике».

С 1856-60 редактировал «Библио­теку для чтения».

В 1861 работал в ежене­дельном журнале «Век».

Печатал фельетоны в газетах «Санкт-Петербург­ские ведомости», «Искра», «Зритель». По инициативе Дружинина был основан Литератур­ный фонд для нуждающихся писателей.

Славу Александру Васильевичу принесла его первая повесть «Полинька Сакс» («Современник», 1847), посвященная проблеме эмансипации жен­щины. Написана под влиянием романа Жорж Санд «Жак». Белинский отмечал, что в повести «много истины и душевной теп­лоты». Той же теме посвящены и дру­гие произведения:

«Лола Монтес»,

«Рас­сказ Алексея Дмитрича» (образ Веры Николаевны),

«Фрейлейн Вильгельмина»,

«Жюли».

повесть «Петербургский фонтан»,

рассказ «Пашенька»,

роман «Об­рученные»,

комедия «Не всякому слуху верь»,

очерки о только что совершенной крестьянской реформе — «Прошлое лето в деревне».

Дружинин был плодовитым фельетонистом.

В «Современнике» в 1849—54 печатались его «Письма иногороднего подписчика о рус­ской журналистике». По жанру эти систе­матические обзоры напоминали статьи Белинского. Значительный интерес пред­ставляли суждения о таланте Достоевского, Буткова, о различиях в способах изобра­жения простонародного быта у Григоро­вич и Даля, о влиянии Гоголя на совре­менников, которое Александр Васильевич прослеживал и на творчестве Островского, Писемского. Но уже здесь чувствовалось его снобистское пренебрежение к «филантропической» тен­денциозности «физиологических очерков» «натуральной школы». Цикл фельетонов «Сентиментальное путешествие Ивана Чернокнижникова по петербургским дачам» (1850) настолько был данью безвременья и носил пустопорожний, развлекательный характер, что редакция «Современника» прекратила его печатание.

Более ярко дарования Александра Васильевича проявились в области критики. Он был человеком хорошо образованным, наблюдательным, писал изящно, даже щеголевато и, может быть, слишком легко и быстро. Он при­надлежал к либеральному лагерю в рус­ской литературе и журналистике. Был в дружеских отношениях с Тургеневым, Боткиным, Григорович, Анненковым. По-своему оценил общественное значение «Обломова» Гончарова, драм Островского, обнаженно правдивой прозы Писемского. Дружинин приветствовал молодое, мощное даро­вание Л.Толстого, его глубокий психоло­гизм, хотя и не раскрыл его диалектичности. Универсальность дарования Тол­стого трактовалась им как «независимость» от партий. В поэзии Огарева, наоборот, он увидел лишь «однообразие», «бессилие», которое он объяснял связью поэта с демократической партией в литерату­ре. Тургенев, по его мнению, лишь губил свое чистое дарование попытками отклик­нуться на Современные проблемы. Наряду с меткими замечаниями об образах Андрея Колосова, Рудина и другие есть и попытки увести Тургенева от поисков настоящего героя времени.

В разгоревшейся идейной борьбе 50— 60-х гг. критик занял либеральные позиции. С приходом в «Современник» Черны­шевского, а затем Добролюбова (1856) он должен был оставить журнал по идей­ным мотивам. Начал вести полемику с революционными демократами. Был главным вдохновителем памфлетов про­тив Чернышевского, старался дискреди­тировать новое руководство «Современни­ка» (особенно в частной переписке). Александр Васильевич возглавил триумвират критиков, в кото­рый входили также Анненков и Боткин, проповедовал «чистое искусство». Отноше­ние к нему Тургенева и особенно Л.Тол­стого было сложным. Некрасов лишь внешне с ним сохранял дружеские отно­шения, идейно они расходились.

Свой девиз Дружинин А.В. выставил в качестве эпиграфа на обложке редактировавшейся им «Библиотеки для чтения»: «Ohne Hast, ohne Rast» (стих из Гёте: «Без торопли­вости, без отдыха»). Позиции Дружинина как критика ознаменованы ревизией на­следства Белинского, полемикой с Чер­нышевским. Отход от Белинского и выпа­ды против него достигли кульминацион­ной точки в статье «Критика гоголевского периода русской литературы и наши к ней отношения» (1856), прямо направленной против «Очерков гоголевского периода» Чернышевского. Критик обвиняет Чернышев­ского в «критическом фетишизме», в по­клонении именам.

Белинский весь в прош­лом, его теория теперь негодна, лишь в 30-е гг. он понимал, что такое искус­ство, а в 40-е поддался «дидактизму», стал на сторону «грубого реализма». Но позднее Дружинин смягчил свои приговоры Бе­линскому. Это заметно уже в отзыве об «Очерке русской литературы» А. П. Ми­люкова (1857) и особенно о первых томах солдатенковского издания сочинений Бе­линского (1860) (о них писал и Добролю­бов). Здесь Белинский назван «единствен­ным в России критиком-публицистом», который с «трибуны держал речь ко всему, что было свежего, молодого, про­свещенного и прогрессивного в нашем об­ществе».

В критике Дружинина происходит распад эсте­тических категорий, покоившихся на уче­нии о «необходимости», объективной логи­ке исторического развития, на диалекти­ческом подходе к явлениям искусства. Александр Васильевич характеризует субъективный произ­вол в суждениях и приговорах, его исто­ризм поверхностен и сводится к биографизму, весьма релятивному признанию роли «среды» и «житейских обстоятельств» в художественном творчестве.

В статьях «А. С. Пушкин и последнее издание его сочинений» (1855), «Критика гоголевского периода русской литературы и наши к ней отношения» Дружинин сформулировал принципы своей «артистической теории» искусства: «поэзия истекает из сокровеннейших тай­ников души человеческой, мир поэзии отрешен от прозы мира», поэт должен слу­жить не интересам минуты, а вечным идеалам «красоты, добра, правды», твор­чество непреднамеренно, оно служит само­му себе наградой; если поэт и дает мораль­ные уроки человечеству, то он делает это «бессознательно». Таковы Шекспир, Дан­те, Пушкин и теперь Фет, Щербина. Есть и другое, неистинное, «дидактическое» искусство, оно служит злобе дня, скоропреходящим современным вопросам: Ж. Санд, Гейне, Т. Гуд, Гервег, Фрейлиграт, Э. Сю, Арндт, Кернер, после­дователи Гоголя, писатели «натуральной школы». Александр Васильевич тенденциозно противопоставил в русской литературе пушкинское направ­ление гоголевскому, якобы враждебные друг другу. Он считал, что «гармоничес­кая» поэзия Пушкина «служит лучшим орудием» против сатирического гоголев­ского направления. Все это было искусст­венной натяжкой. Он искажал соотноше­ние традиций Пушкина и Гоголя, общий ход русской литературы. Главные идейные битвы с демократами им проиграны без­надежно.

Но есть еще ряд сторон в деятельности Дружинина, на которых хотя и отразились его либерально-примиренческие настроения, но которые тем не менее заслуживают внимания и высокой оценки. Он был про­пагандистом в России английской литера­туры. Его, даже компилятивные, статьи о Джонсоне и Босвелле, драмах Шеридана, Вальтере Скотте, отзывы о Диккенсе, Теккерее сохраняют до сих пор познава­тельное значение. Особенно замечательна серия очерков о выдающихся романах мировой литературы: «Клариссе Гарлоу» Ричардсона, «Векфильдском священнике» Гольдсмита, о романах г-жи Радклиф, «Одном из тринадцати» Бальзака. Но у Александра Васильевича чувствуется либерально-западническое преклонение перед умеренным англий­ским парламентаризмом, меркантиль­ностью, буржуазным комфортом, респек­табельностью, которым он сам старался следовать в жизни. Дружинин был блестящим переводчиком: перевел трагедии Шекс­пира «Ричард III», «Кориолан», его пе­ревод «Короля Лира» до сих пор считается одним из лучших.

Умер - [19(31). I. 1864], Петербурге.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии