Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Герцен Александр Иванович

Герцен Александр Иванович

ГЕРЦЕН Александр Иванович родился [псевдоним Ис­кандер; 25.III (6.IV).1812, Москва] в семье богатого русского поме­щика И. А. Яковлева — писатель, публицист, революционный деятель.

Мать — Луиза Гааг, уроженка г. Штутгарта (Германия). Брак родителей Герцена не был оформлен, и он носил придуманную отцом фамилию (от Herz — «сердце»).

Раннему духовному развитию Александра Ивановича спо­собствовало знакомство с лучшими про­изведениями русской и мировой литера­туры, с запрещенными «вольными» сти­хотворениями русских поэтов 10—20-х гг. «Потаенная» поэзия Пушкина и декаб­ристов, революционные драмы Шиллера, романтические поэмы Байрона, произведения передовых французских мыслите­лей XVIII в. укрепляли свободолюбивые убеждения Герцена, его интерес к социально- политическим проблемам жизни.

Молодой Александр Иванович был свиде­телем мощного подъема общественного движения в России, вызванного Отечест­венной войной 1812. Огромное воздействие на формирование его революционного мировоззрения оказало восстание декабристов. «Казнь Пестеля и его товарищей,— писал впоследствии Герцен,— окончательно разбудила ребяческий сон моей души» («Былое и думы»). Герцен с детских лет по­чувствовал ненависть к крепостному праву, на котором был основан полицейско-самодержавный режим в стране.

В 1827 он вместе со своим другом Н. П. Огаревым на Воробьевых горах дал клятву пожерт­вовать жизнью для борьбы за освобожде­ние русского народа.

В октябре 1829 Александр Иванович поступил на физико-математическое отделение Московского университета. Здесь вокруг него и Огарева сло­жился революционный кружок студентов, глубоко переживавших поражение де­кабрьского восстания. Участники кружка следили за революционным движением на Западе, изучали социально-утопические теории западноевропейских социалистов, «но пуще всего проповедовали ненависть ко всякому насилию, ко всякому правитель­ственному произволу» («Былое и думы»). Большое внимание Герцен уделял в универ­ситете изучению естественных наук; в сту­денческие годы им было написано не­сколько работ на естественнонаучные темы

«О месте человека в природе», 1832;

«Ана­литическое изложение солнечной системы Коперника», 1833;

в журнале «Вестник ес­тественных наук и медицины» (1829), «Атеней» (1830) и других. Герцен А.И. напечатал свои переводы и рефераты работ западноевропейских ученых, посвященных проблемам естествознания. В этих статьях он стре­мился преодолеть идеализм, утверждал мысль о единстве сознания и материи; в то же время он не мог удовлетвориться ограниченным, метафизическим материа­лизмом XVIII века. Философские искания Герцена в 30-40-х гг. были направлены на создание такой материалистической системы, которая отвечала бы револю­ционно-освободительным устремлениям передовых кругов русского общества.

В июле 1833 Александр Иванович окончил университет со степенью кандидата. Вместе с друзьями он строил широкие планы дальнейшей ли­тературной и политической деятельности, в частности издания журнала, который пропагандировал бы передовые общественные теории. Но царское правительство, напу­ганное восстанием декабристов, беспо­щадно подавляло в русском обществе вся­кое проявление свободолюбивой мысли.

В июле 1834 Герцен, Огарев и другие члены кружка были арестованы.

В апреле 1835, Герцен был выслан в Пермь, а затем в Вятку под строгий полицейский надзор. Тюрьма и ссылка обо­стрили ненависть писателя к самодержавно-кре­постническому строю; ссылка обогатила его знанием русской жизни, гнусной крепостнической действительности. Осо­бенно глубокое воздействие на Герцена ока­зало близкое соприкосновение с жизнью народа.

В конце 1837, по ходатайству поэта В. А. Жуковского, Александр Иванович был переведен во Владимир (на Клязьме).

В мае 1838 он женился на Н. А. Захарьиной.

В годы ссылки Александр Иванович Герцен успешно занимался литературной деятельностью.

В 1836 в журнале «Телескоп» была опубликована его статья «Гофман» — первое оригинальное его произведение, появившееся в печати. В ранних, не опубликованных при жиз­ни писателя беллетристических опытах

(«Первая встреча», 1834—36;

«Легенда», 1835—36;

«Вторая встреча», 1836;

«Из римских сцен», 1838;

«Вильям Пен», 1839, и другие) он поднимал глубоко волновавший его вопрос о переустройстве общества на разумных началах. В романтически при­поднятых, возвышенных образах, порой в наивной, условной форме, находили свое воплощение идейная жизнь, страстные философские и политические искания передовой дворянской молодежи 30-х гг. Пронизанные освободительными идеями своего времени, произведения молодого Герцена, при всей их художественной незрелости, развивали гражданские мотивы русской ли­тературы 20-х гг., утверждали «жизнь для идей» как «высшее выражение обществен­ности».

Летом 1839 с Александра Ивановича был снят надзор поли­ции, в начале 1840 он возвратился в Москву, а затем переехал в Петербург.

В 1840—41 в «Отечественных записках» Герцен опубли­ковал автобиографическую повесть «За­писки одного молодого человека». На­сколько позволяли цензурные условия, повесть раскрывала широкий круг ду­ховных интересов передовой русской ин­теллигенции, ее заключительная глава в острой сатирической форме обличала «патриархальные нравы города Малинова» (имелась в виду Вятка), пошлую жизнь провинциальной чиновничье-помещичьей среды. Повесть открывала новый период в литературной деятельности Герцена, она зна­меновала вступление писателя на путь критического реализма.

В 1841 за «распространение необосно­ванных слухов» — резкий отзыв в письме к отцу о преступлениях царской поли­ции — Герцен был вновь сослан, на этот раз в Новгород.

В ссылке, зимой 1841—42, его посетил Белинский.

Летом 1842 Александр Иванович вернулся в Москву. Он принял деятель­ное участие в идейной борьбе 40-х гг., в разоблачении идеологов помещичье-крепостнической реакции и буржуазно-дворянского либерализма, показал себя достойным соратником великого революционного демо­крата Белинского. Опираясь во всей своей деятельности на традиции Радищева, Пушкина, декабристов, глубоко изучая выдающиеся произведения передовой русской и зарубежной литературы и обществен­ной мысли, он защищал революционный путь развития России. Свои взгляды он отстаивал в борьбе со славянофи­лами, идеализировавшими экономическую и политическую своеобычность царской России, и либералами-западниками, пре­клонявшимися перед буржуазным строем в странах Западной Европы. Выдаю­щиеся философские работы Герцена

«Диле­тантизм в науке» (1842—43),

«Письма об изучении природы» (1844—46) сыграли огромную роль в обосновании и развитии материалистической традиции в русской философии.

Материализм Герцена, имел активный, действенный харак­тер, был пронизан боевым демократиче­ским духом. Александр Иванович был одним из первых мыслителей, которые сумели понять диалек­тику Гегеля и оценить ее как «алгебру революции», в то же время он обвинял немецких идеалистов и русских гегельян­цев в оторванности от жизни. Вместе с Бе­линским Герцен поставил свои философские искания на службу освободительной борь­бе народных масс.

По характеристике В. И. Ленина, Герцен в крепостной России 40-х гг. XIX в. «сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величай­шими мыслителями своего времени... Гер­цен вплотную подошел к диалектическо­му материализму и остановился перед — историческим материализмом» (Полн. собр. соч., т. 21, с. 256). В статьях Герцена давалось глубокое обоснование ос­новным принципам материалистической философии. Историю человеческого мира он характеризует как продолжение исто­рии природы; дух, мысль, доказывает Герцен, являются результатом развития материи. Отстаивая диалектическое учение о раз­витии, писатель утверждал противоречие как основу прогресса в природе и общест­ве. Его статьи содержали исключительно яркое, полемически острое изложение истории философских учений, борьбы ма­териализма и идеализма. Герцен отмечал самостоятельность русской философии, кри­тическое восприятие русскими мыслителями передовых философских направле­ний Запада. Борьба Герцена с идеалистической философией как идейным оплотом кре­постнической реакции носила определен­но выраженный политический характер. Однако в условиях отсталой, крепостни­ческой России он оказался не в силах дать материалистическое объяснение борь­бы идеологических и материалистических философских систем как одному из про­явлений классовой борьбы в обществе.

Материалистические идеи, развитые в статьях Герцена, оказали большое воздействие на формирование мировоззрения русской революционной демократии 60-х гг.

Активное участие Александра Ивановича в освободительной борьбе русского народа служило могучим источником художественной силы его ли­тературного творчества.

С 1841-46 пишет роман «Кто виноват?» (полное издание — 1847) он поставил важнейшие вопросы русской жизни 40-х гг. Герцен дал уничтожающую критику крепостного права и помещичье-самодержавного строя, подавляющего человеческую личность. Острота его протеста против крепостного строя приобретала в романе подлинно революционное зву­чание.

1846 повесть «Сорока-воров­ка» (издана в 1848) рассказывала о неиссякаемых творческих силах и талантливости русского народа, о его стремлении к раскрепощению, о прису­щем простому русскому человеку созна­нии личного достоинства и независимости. С большой силой повесть раскрывала об­щую трагедию русского народа в услови­ях самодержавно-крепостнического строя.

1846 повесть «Доктор Крупов» (издана в 1847),написанная в форме записок врача, рисовала сатирические картины и обра­зы русской крепостнической действительности. Глубокий и проникновенный пси­хологический анализ, философские обоб­щения и социальная острота повести де­лают ее шедевром художественного твор­чества Герцена.

В январе 1847 преследуемый царским правительством, лишенный возможности вести революци­онную пропаганду, Герцен с семьей уехал за границу. Он приехал во Фран­цию накануне революционных событий 1848. В цикле статей «Письма из Avenue Marigny» (1847, позднее вошли в книгу «Письма из Франции и Италии», 1850, русское издание — 1855) Герцен подверг острой кри­тике буржуазное общество, пришел к выводу, что «буржуазия не имеет вели­кого прошедшего и никакой будущности». В то же время с большим сочувствием он писал о парижских «блузниках» — рабо­чих и мастеровых, выражал надежду, что готовящаяся революция принесет им по­беду

В 1848 Герцен стал свиде­телем поражения революции и кровавого разгула реакции. «Письма из Франции и Италии» и книга «С того берега» (1850, русское издание— 1855) запечатлели духовную драму писателя. Не поняв буржуазно- демократической сущности движения, писатель неверно оценил революцию 1848 как не­удавшуюся битву за социализм.

Тяжелые переживания, вызванные по­ражением революции, совпали с личной трагедией Герцена: осенью 1851 во время кораб­лекрушения погибли его мать и сын, в мае 1852 в Ницце умерла жена.

В августе 1852 Александр Иванович переехал в Лондон. Годы лондонской эмиграции (1852—65) — период активной революционной и публицистической деятельности Герцена.

В 1853 он основал Воль­ную русскую типографию.

В 1855 начал издавать альманах «По­лярная звезда».

В 1857 вместе с Ога­ревым приступил к выпуску знаменитой газеты «Колокол».

В 60-х гг. Александр Иванович Герцен окончательно пришел в лагерь русской революционной демократии. Убедившись на опыте осво­бодительной борьбы русского крестьян­ства в период революционной ситуации 1859—61 в силе революционного народа, он «безбоязненно стал на сторону рево­люционной демократии против либера­лизма» (Полн. собр. соч., т. 18, с. 14). Герцен разоблачал грабительский характер «освобождения» крестьян в России. С боль­шой силой звал народные массы к рево­люционной активности и протесту (ста­тьи в «Колоколе»: «Исполин просыпает­ся!», 1861;

«Ископаемый епископ, допо­топное правительство и обманутый на­род», 1861, и другие).

В начале 60-х гг. Герцен и Ога­рев принимали участие в деятельности тайного революционно-демократического общества «Земля и воля», вели революцион­ную пропаганду в армии.

В 1863 Александр Иванович реши­тельно поддержал национально-освободи­тельное движение в Польше. Последова­тельная революционно-демократическая позиция Герцена в польском вопросе вызвала ожесточенные нападки со стороны реакционных и примкнувших к ним либераль­ных кругов.

В 1864 Александр Иванович гневно заклеймил расправу царизма с вождем русской революционной демократии Чернышевским.

Герцен был одним из основоположников народничества, автором, так называемой теории «рус­ского социализма». Не уяснив действи­тельной социальной природы крестьян­ской общины, он в своем учении исходил из освобождения крестьян с землей, из общинного землевладения и крестьян­ской идеи «права на землю». Теория «русского социализма» в действительности не содержала «ни грана социализма» (Ленин), но она в своеобразной форме выражала революционные стремления крестьянства, его требования полного уничтожения помещичьего землевла­дения.

В первые годы эмиграции и в Лондоне Герцен продолжал напряженно работать в об­ласти художественного творчества. Он отстаивал неразрывную связь искусства с жизнью и считал литературу полити­ческой трибуной, используемой для про­паганды и защиты передовых идей, для обращения с революционной проповедью к широким кругам читателей. В книге «О развитии революционных идей в Рос­сии» (на франц. языке, 1851) он отметил как характерную черту русской литературы ее связь с освободительным движением, вы­ражение революционных, свободолюби­вых устремлений русского народа.

На примере творчества русских писателей XVIII — 1-й половины XIX в. Герцен показал, как литература в России стала органи­ческой частью борьбы передовых обще­ственных кругов. Темы и образы русского крепостного быта продолжали занимать главное место в художественных произве­дениях Герцена (неоконченная повесть «Долг прежде всего», 1847 — 51, изд. в 1854; «Поврежденный», 1851, изд. в 1854).

Вместе с тем Герцена— художника и публициста глубоко волновали вопросы буржуазной действительности в странах Западной Европы. В своих произведе­ниях 50—60-х гг. он неоднократно обра­щался к жизни различных кругов бур­жуазного общества

(очерки «Из писем путешественника во внутренности Анг­лии», «Оба лучше», 1856;

цикл «Концы и начала», 1862—63;

рассказ «Трагедия за стаканом грога», 1863, и другие).

С 1852-68 пишет мемуары «Былое и думы» которые занимают центральное место в литературно-ху­дожественном наследии Герцена. Свыше 15 лет напряженного труда посвя­тил Герцен созданию произведения, став­шего художественной летописью общест­венной жизни и революционной борьбы в России и Западной Европе — от вос­стания декабристов и московских сту­денческих кружков 30-х гг. до кануна Парижской коммуны. Среди художест­венных автобиографий всей мировой литературы XIX в. «Былое и думы» не имеют равного себе произведения по широте охвата изображаемой действительности, глубине и революционной смелости мыс­ли, предельной искренности повествова­ния, яркости и совершенству образов. Александр Иванович выступает в этой книге как политичес­кий боец и первоклассный художник слова, В повествовании органически со­четаются события личной жизни автора с явлениями общественно-политического характера; мемуары запечатлели живой образ русского революционера в его борь­бе против самодержавия и крепостни­чества. Возникнув из страстного желания писателя рассказать правду о своей тяже­лой семейной драме, «Былое и думы» вышли за пределы первоначального за­мысла и стали художественным обобще­нием эпохи, по выражению Герцена, «отраже­нием истории в человеке, случайно попав­шемся на ее дороге». Мемуары Герцена принад­лежали к числу тех книг, по которым изучали русский язык Маркс и Энгельс.

Александр Иванович Герцен был художником-публицистом. Ста­тьи, заметки и памфлеты в «Колоколе», полные революционной страстности и гнева, являются классическими образ­цами русской демократической публи­цистики. Художественному таланту писателя была свойственна острая сатиричность; в едкой, уничтожающей иронии, в сар­казме писатель видел действенное орудие социальной борьбы. Для более полного и глубокого раскрытия уродливых явле­ний действительности Герцен часто обращался к гротеску. Рисуя в мемуарах образы современников, писатель использовал форму острого сюжетного рассказа.

Большой мастер портрет­ных зарисовок, Александр Иванович умел лаконично и мет­ко определить самую сущность характера, в нескольких словах очертить образ, схватив главное. Неожиданные острые контрасты были излюбленным приемом писателя. Горькая ирония чередуется у него с за­бавным анекдотом, саркастическая на­смешка сменяется гневным ораторским пафосом, архаизм уступает место сме­лому галлицизму, народный русский говор переплетается с изысканным ка­ламбуром. В этих контрастах проявилось характерное для Герцена стремление к убеди­тельности и наглядности образа, резкой экспрессии повествования.

Художественное творче­ство Герцена А.И. оказало большое влияние на формирование стиля критического реализма и развитие всей последующей русской литературы.

В 1865 Герцен перенес издание «Колокола» в Женеву, становившуюся в те годы цент­ром русской революционной эмиграции. При всех расхождениях с так называемыми «молодыми эмигрантами» по ряду существенных по­литических и тактических вопросов Александр Иванович видел в разночинной интеллигенции «молодых штурманов будущей бури», могучую силу русского освободительного движе­ния.

Последние годы жизни писателя оз­наменовались дальнейшим развитием его мировоззрения в направлении к научному социализму. Герцен пересматривает свое преж­нее понимание перспектив исторического развития Европы. В заключительных гла­вах «Былого и дум» (1868—69), в своей последней повести «Доктор, умирающий и мертвые» (1869) он ставит вопрос о «современной борьбе капитала с рабо­той», новых силах и людях в революции. Настойчиво освобождаясь от пессимизма и скептицизма в вопросах общественного развития, Герцен приближается к правильному взгляду на историческую роль нового революционного класса — пролетариата.

В серии писем «К старому товарищу» (1869), писатель обратил свои взоры к рабочему движению и руководи­мому Марксом Интернационалу.

Умер Александр Иванович Герцен в Париже, был похоронен на кладби­ще Пер-Лашез, затем перевезен в Ниццу и погребен рядом с могилой его жены.

После смерти Герцена вокруг его идейного на­следия развернулась острая политичес­кая борьба. Демократическая критика последовательно рассматривала Герцена в ряду великих учителей революционной интел­лигенции 70—80-х гг. Реакционные идеологи, убедившись в тщет­ности попыток очернить Герцена в глазах мо­лодого поколения, начали прибегать к фальсификации его образа. Борьба с идейным наследством писателя приняла более тонкую форму лицемерной «борьбы за Герцена». В то же время произведения Александра Ивановича продолжали находиться в царской Рос­сии под строгим и безусловным запретом.

Первое посмертное Собрание сочинений писателя (в 10-ти т., Женева, 1875—79) и другие заграничные издания Герцена А.И («Сборник посмертных статей», Женева, 1870, изд. 2 —1874, и другие) были мало доступны русскому читателю.

В 1905, после 10 лет настойчивых усилий, удалось добиться первого русского издания Собрания сочи­нений (в 7-ми т., Спб., изд. Павленкова), однако оно было изуродовано многочис­ленными цензурными пропусками и гру­быми искажениями.

В буржуазно-дворянской печати конца XIX века и особенно в период реакции пос­ле поражения первой русской революции повторялись бесконечные вариации лжи­вого толкования взглядов Герцена, его идей­ного и творческого пути. Предельно циничное выражение они нашли в «вехов­ской» легенде о Герцене как непримиримом противнике материализма и всяких ре­волюционных действий. Буржуазные идеологи умаляли роль великого мыслителя и писателя в развитии русской и мировой науки и литературы. Тщательно выхоло­стив революционную сущность деятель­ности писателя, «рыцари либерального россий­ского языкоблудия», как называл их Ле­нин, пытались использовать искаженный облик писателя-демократа в своей борьбе с революционным движением и передо­вой общественной мыслью России.

Большая заслуга в разоблачении реак­ционных и либеральных фальсификаторов Герцена принадлежит Г. В. Плеханову. В ряде статей и выступлений («Философские взгляды А. И. Герцена», «А. И. Герцен и крепостное право», «Герцен-эмигрант», «О книге В. Я. Богучарского «А. И. Гер­цен», речь на могиле Герцена в сотую годовщи­ну со дня его рождения и другие) Плеханов дал глубокий и разносторонний анализ мировоззрения и деятельности Герцена, показал победу материализма над идеа­лизмом в его взглядах, близость многих философских положений Герцена к воззрениям Энгельса. Однако в оценке Плехановым Герцена, было немало серьезных ошибок, вытекавших из его меньшевистской концепции движущих сил и характера русской революции. Плеханов не смог раскрыть связь Герцена с нараставшим революционным движением широких масс крестьянства. Неверие в революционность русского крестьянст­ва и непонимание связи между крестьян­ством и революционерами-разночин­цами 60-х гг., лишили Плеханова возможности увидеть классо­вые корни мировоззрения Герцена и всей русской революционной демократии.

В каприйском курсе лекций по истории русской литературы (1908—1909) боль­шое внимание Александру Ивановичу уделил М. Горький. Горький подчеркнул значение Герцена как писателя, поставившего в своем творчестве важнейшие общественные проб­лемы. В то же время, выделив в мировоз­зрении Герцена как его ведущую черту «драму русского барства», Горький рассматри­вал его вне основных этапов развития русской революции и потому не мог опре­делить подлинного исторического места Герцена— мыслителя и революционера, как и Герцена- писателя.

В изучении идейного на­следства писателя значительную роль сыграли статьи и речи А. В. Луначарского. Луна­чарский правильно подчеркнул взаимо­связь различных сторон деятельности и творчества Герцена, органическое единство в его произведениях художника и публи­циста. Слабой стороной работ Луначар­ского была недооценка преемственно­сти русских революционных традиций, в результате чего он преувеличил значе­ние западных влияний на идейное разви­тие Герцена Ошибочно рассматривая Герцена и Белин­ского как выразителей некоего единого «западнического» направления русской интеллигенции 40-х гг., Луначарский не раскрыл глубокого смысла борьбы рус­ской революционной демократии с буржуазно-помещичьим либерализмом. Луна­чарский ошибочно сближал мировоззрение писателя с анархическими взглядами Бакунина и либеральной идеологией позднейших народников.

Только в статьях и высказываниях В. И. Ленина революционное наследие Герцена получило подлинно научное осмысление. Статья Ленина «Памяти Герцена» (1912) стала важнейшим историческим доку­ментом в борьбе большевистской партии за теоретическое вооружение народных масс в преддверии нового подъема рабо­чего движения. На примере Герцена Ленин призывал учиться «великому значению революционной теории». Ленин воссоздает образ подлинного Герцена, писате­ля-революционера, историческое место ко­торого, наряду с Белинским и Чернышев­ским, среди славных предшественников русской социал-демократии. В статье Ле­нина мировоззрение, творчество и исто­рическая роль писателя подвергаются конкрет­ному и всестороннему анализу, вопросы идейной эволюции Герцена Ленин исследует в неразрывном единстве с его революцион­но-политической деятельностью. Ленин глубоко раскрыл путь Герцена - революционера, непосредствен­ного наследника декабристов, к револю­ционному крестьянскому демократизму. Статья содержала замечательную харак­теристику мирового значения философ­ских исканий Герцена.

Великая Октябрьская социалистичес­кая революция впервые открыла возмож­ность для углубленного изучения жизни и творчества Герцена. В тяжелых условиях гражданской войны и хозяйственной раз­рухи было продолжено и успешно завершено 22-томное издание полного собра­ния его сочинений и писем под редакцией М. К. Лемке. Это издание, несмотря на серьезные недостатки, стало крупным со­бытием в жизни молодой советской куль­туры. Общий подъем марксистско-ленин­ской литературоведческой мысли, достиг­нутый на основе направляющих и ру­ководящих указаний партии, оказал жи­вотворное воздействие на дальнейшее развитие советского герценоведения.

125 - летний юбилей со дня рождения Александра Ивановича Герцена, ши­роко отмеченный в нашей стране весной 1937, ознаменовал начало серьезной исследовательской работы в области изучения наследия писателя.

В последующие годы советские исследователи Герцена внесли цен­ный вклад в литературную науку. Был создан ряд больших монографий о Герцене; в 1954—65 Академия наук СССР выпус­тила научное издание сочинений писателя в 30 томах. Значительную работу по изучению и публикации архивных ма­териалов Герцена, хранящихся в советских и зарубежных коллекциях, проделала ре­дакция «Литературного наследства».

Советский народ высоко ценит богатей­шее наследие Герцена — «писателя, сыгравшего великую роль в подготовке рус­ской революции» (В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 21, стр. 255).

Умер — [9(21).I.1870], Париж.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии