Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Иларион

ИЛАРИОН родился [неизвестно] — писатель XI века.

В летописи под № 1051 о нем сказано: «мужь благ, книжен и постник».

Иларион был священником села Берестова и любимцем князя Ярослава Мудрого, с помощью которого сделался впоследствии киевским митрополитом.

Когда Ярослав с целью распространения образованности на Руси собрал вокруг себя наиболее просвещенных русских лю­дей и с ними, по словам летописца, «перекладаша от грек на словеньское письмо, и списаша книги многы, ими же поучашася вернии людье», среди этих близ­ких к Ярославу людей был, вероятно, и Иларион, обладавший замечательным литера­турным талантом.

С именем Илариона - пи­сателя связывают составление «Церков­ного устава» (Номоканона) князя Ярослава, «Исповедание веры», «Поучение о пользе душевной ко всем христианам» и другие.

Самым замечательным и несомненным произведением Илариона, как это теперь уста­новлено, является «Слово о законе и благодати», которое было прочитано автором перед князем Ярославом, княже­ской семьей и всей феодальной киев­ской знатью в Киевском Софийском со­боре. Основная идея «Слова о законе и благодати» — равноправие всех хри­стианских народов, независимо от време­ни принятия ими христианства. Эта идея развита в «Слове» с предельной вырази­тельностью и художественным мастерст­вом. Это произведение имеет четкое деление на три части. Его композиция поражает продуманностью.

Первая часть выясняет от­ношение «закона» к «благодати». Закон (Ветхий завет), по мнению автора, ведет к рабству, а благодать (Новый завет) — к свободе.

Во второй части автор сужает эту тему, конкретизируя ее рас­сказом о «свободном» принятии христиан­ства русскими людьми в 988.

В третьей части, написанной с исключительным эмо­циональным подъемом, Писатель говорит о за­слуге князя Владимира, крестившего Рус­скую землю. Похвала Владимиру в тре­тьей части «Слова» — это непрерывный гимн, полный радости и удивления. В этом гимне нет места грустному раздумью или тяжелому воспоминанию. Поэто­му то, что могло бы возбудить подобные чувства, обходится или упоминается только вскользь. Действительно, увлеченный «похвалой» главному герою своего «Слова», Иларион не замечает про­тиворечий в собственном рассказе. «Ни один человек, — говорит он,— не про­тивился его (Владимира) благочестивому повелению; крестились — если кто и не из любви, то по страху к повелевшему». Таким образом, получается далеко не всеобщее добровольное и радостное приятие «бла­годати», то есть христианства, как это хотел бы показать автор «Слова». Восхваляя князя Владимира, «великая и дивная сотворынаго нашего учителя, и настав­ника, великаго кагана нашея земля», Иларион, как патриот, гордится тем, что подвиг Владимира совершен в такой стране, кото­рая «ведома и слышима есть всеми конци земля». Автор с гордостью заявляет, что Владимир был «внук старого Игоря, сын же славного Святослава», то есть тех рус­ских князей, которые «мужьством и храбръством прослуша в странах многих и по­бедами и крепостию поминаются ныне и словут».

Иларион, несмотря на свою христи­анскую экзальтированность, патриотически восхищается победами древнерус­ских князей-язычников над христианами - греками. Сила патриотического одушевле­ния поднимает его над ограниченностью религиозно-церковного мировоззрения и делает выразителем русской народной гордости и государственных интересов. «Слово о законе и благодати» — литера­турный памятник, созданный в 1-й половине XI века, в период наивысшего расцвета древнерусского государства,— поражает своим оптимистическим пафосом. Это произведение устремлено вперед, к великому будущему русского народа, утверждает его неза­висимость от идейного влияния Визан­тии, его собственную высокую культуру и мировую заслуженную славу.

Иларион по праву считается создателем рус­ской ораторской прозы «высокого» стиля, в известной мере предшествовавшего сти­лю «Слова о полку Игореве».

Художест­венное мастерство Илариона, с особенным блес­ком проявившееся в «Похвале» князю Вла­димиру, имело большое значение не толь­ко для развития древнерусской письмен­ности, но и оказало влияние на некоторые другие славянские литературы. «По­хвала» Владимиру послужила образцом для «Проложной похвалы» этому князю в XII-XIII веках.

Она отразилась в «Житии Леонтия Ростовского» XIV—XV вв., в «Житии Стефана Пермского», написан­ном Епифанием Премудрым в начале XV века, в «Житиях сербских святых Симеона и Саввы», написанных сербским монахом Доментианом в XIII веке.

Умер – неизвестно.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии