Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Кюхельбекер Вильгельм Карлович

Кюхельбекер Вильгельм Карлович

КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович родился [10 (21).VI. 1797, Петербург] — поэт.

Детство провел в Эстонии. Первоначаль­ное образование получил в частном пан­сионе города Верро.

В 1811 поступил в Царско­сельский лицей, и его друзьями стали Дельвиг и Пушкин. Большое влияние на него оказал патриотический подъем, вызванный войной 1812.

В 1815 появилось первое стихотворение Вильгельма Карловича — «Песнь Лапландца» появилось в сентябрь­ской книжке журнале «Амфион». С тех пор он регулярно печатался на страницах повременных изданий. Свободолюбивые настроения Кюхельбекера проявились очень рано. В лицее он стал членом «Священной арте­ли», большинство участников которой вошли затем в тайное общество декабристов «Союз спасения».

В 1819 он был избран в Вольное общество любителей россий­ской словесности и на одном из его засе­даний прочел революционное стихотворение «Поэ­ты», обращенное к Дельвигу, Баратын­скому и написанное в связи с ссылкой Пушкина.

После окончания лицея Вильгельм Карлович вмес­те с Пушкиным и Грибоедовым служил в архиве министерства иностранных дел. Кроме того, преподавал в пансионе при Педагогическом институте.

В 1820 Кюхельбекер уехал за границу, жил в Германии, Италии, Париже. В Париже он с успехом читал лек­ции по русской литературе, встречался с Бенжаменом Констаном, в Германии — с Гёте, рассказывал им о достижениях новейшей русской литературы. В Запад­ной Европе все напоминало Вильгельму Карловичу о револю­ционных событиях (французская рево­люция, греческое восстание, пьемонтская революция), о «вооруженной свободе, борьбе народов и царей».

В августе 1821 возвратился в Петербург. Друзья помог­ли оказавшемуся на подозрении у властей юноше поступить на службу при «прокон­суле Кавказа» генерале Ермолове.

В октябре 1821 Кюхельбекер приехал в Тифлис, но уже в мае 1822 оставил службу и вернулся в Рос­сию. В Москве он совместно с В. Ф. Одо­евским начал издавать альманах «Мнемозина» (1824—25), в котором решительно выступил за создание национальной лите­ратуры и против пассивного элегического романтизма. В статье «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в по­следнее десятилетие» Кюхельбекер широко развернул свои эстетические принципы. Он ратовал за высокие жанры—большую героическую поэму, гражданскую оду и трагедию. Поэт был неудовлетворен камерностью, узостью элегий и посланий, изысканно­стью и стертостью поэтического языка, за­сильем мелких лирических форм (дружеские послания, буриме, шарады, мадригалы).

В 1825 Вильгельм Карлович переехал в Петербург, где вступил в тайное Северное общество. Во время декабрьского восстания он действовал активно, и смело: собирал в строй рас­сеянных выстрелами солдат, стрелял (не­удачно) в великого князя Михаила Павловича и генерала Воинова. После подавления восстания Кюхельбекер переоделся в тулуп и бежал из Петербурга, но был схвачен в Варшаве, доставлен в столицу и посажен в Петро­павловскую крепость.

Смертная казнь, к которой он был приговорен, была заме­нена двадцатилетними каторжными рабо­тами, впоследствии и эта мера изменена: вместо каторги поэт более десяти лет про­сидел в одиночном заключении в разных крепостях, а в 1835 сослан в Сибирь.

Больной туберкулезом, потерявший зре­ние, он скончался в Тобольске.

До последних дней Кюхельбекер находил твор­ческие силы для занятий литературным трудом. Его не сломили ни болезни, ни тяжелое материальное положение, ни уг­нетенное моральное состояние. Он писал стихи, поэмы, драматические произведе­ния, вел дневник, переводил шекспиров­ские трагедии. Лишь ничтожная доля из написанного им в эти годы была анонимно напечатана при жизни, главным образом благо­даря стараниям Пушкина.

Творчество Вильгельма Карловича Кюхельбекера своеобразно и противоречиво: в нем соче­тались гражданские традиции русского классицизма с принципами декабрист­ского романтизма.

Поэтический путь Кюхельбекера начался со стихотворений, написанных в подражание Жуковскому. Ранние его произведения выдержаны в сентименталь­но-элегическом духе, в них сильны мотивы одиночества, унылого элегизма и мрач­ной безысходности. Однако постепенно поэт освобождается от них и все больше проникается гражданскими и вольнолюбивыми настроениями. В его поэзии воспе­вается дружба как союз людей, посвятив­ших себя высоким идеям свободы, брат­ства и справедливости. Лирический герой поэта — борец против тирании, готовый принять смерть, но смело ринуться в бой.

Излюбленная тема творчества Кюхельбекера— тема поэтического служения. Поэт предстает в его лирике певцом-пророком, певцом-гражданином, борцом за народное благо. И хотя он чувствует неизбежность и не­отвратимость тяжелых испытаний и жертв, он не уклоняется от борьбы, а, напротив, смело идет ей навстречу. В этом акте ост­рее подчеркивается его гражданская доблесть. Вместе с тем поэт предстает в сти­хах Кюхельбекера учителем людей, способным пред­видеть и предсказывать будущее.

Лирике Вильгельма Карловича были присущи известные слабости. Круг тем и идей его лирических произве­дений был ограничен и довольно одно­образен. За пределами лирики остались сложные и необъясненные внутренние противоречия русской жизни и сознания современного поэту-декабристу человека, которые понимались им и его друзьями-единомышленниками романтически-отвле­ченно.

Основной жанр лирики Кюхельбекера — граждан­ская ода, близкая по форме к одам клас­сицизма. В этом жанре поэт утверждал декабристский идеал борца за свободу. Таковы ода

«Грибоедову»,

«Ода на смерть Байрона».

Другим важным жанром в творчестве Кюхельбекера были трагедии. В них с осо­бенной остротой Выявилась противоречи­вость декабристского романтизма.

В начале 20-х гг. Кюхельбекера создал трагедию «Арги­вяне». В основу ее был положен античный сюжет, но содержание трагедии насквозь современно. Античный материал в соот­ветствии с политическими и эстетическими принципами декабристов служил лишь ширмой, прикрывавшей агитационно-пропагандистские цели. Тираноборче­ская направленность трагедии очевидна: в «Аргивянах» обличались жестокость и деспотизм тирана, предсказывалась его неизбежная гибель. Современник легко ус­танавливал связь между вымышленным ан­тичным миром и российской действитель­ностью. Вместе с тем сложные историче­ские и современные проблемы решались романтически-абстрактно: игнорировался принцип историзма, эпоха воспроизводи­лась в общем, типовом, а не конкретном художественном изображении. Реальные детали античного мира не имели для ав­тора серьезного значения: вместо слова «тиран» Кюхельбекер употребил «царь», а вместо слова «форум» — древнерусское «вече». Намеренно отвлекаясь от конкретной ис­торической эпохи, поэт впадал в риторику и декларативность.

После 1825 творческие силы поэта не ослабевают. В его лирике начинают зву­чать ноты отчаяния, скорби, примирения, но не ими определяется основной ее пафос. Кюхельбекера В. К остался «нераскаявшимся декабристом». Причины пессимистических настрое­ний — в поражении декабрьского восста­ния, в оторванности от друзей, от настоя­щей жизни, невозможность вновь бороться за дорогие поэту идеи. Герой последекабрьской лирики Кюхельбекера — стойкий чело­век, не потерявший веру в справедли­вость своих идейных убеждений,

«На 1829 год» (опубликовано в 1939),

«Мое предназначение», (1834),

«19 октября 1836 года» (опубликовано в 1861),

«Сонет» (конец 1830, опубликовано в 1939).

В стихотворении «Участь русских поэтов» (1845) Кюхельбекер вновь возвращается к теме поэтиче­ского служения, воспевает героический подвиг во имя идеалов своей декабрист­ской юности.

Лирика Вильгельма Карловича становится раз­нообразнее по жанрам и темам. Стихотво­рения, в которых продолжаются декаб­ристские мотивы

(«Тень Рылеева», 1827, опубликовано в 1862;

«Герой и певец»,

«Три те­ни», 1840, опубликовано в 1862), отличаются не­обычной для Кюхельбекера энергией, точностью и сжатостью выражения. Поэт проявляет вкус к художественной детали, его стиль становится более ясным и простым. Стро­гий гонитель элегии и послания, поэт пере­сматривает свои взгляды, обращаясь к ли­рической медитации, поэтическому раз­мышлению. Новые эстетические принци­пы коснулись и больших форм в творчестве поэта. Конечно, во многом это были лишь первые попытки, робкие поиски, но они нашли выражение в

драме «Архилох» (1845—46, опубликовано в 1939),

мистерии «Ижорский» (1829—33, опубликовано в 1836; II и III—1841, опубликовано в 1939),

драматической сказке «Иван, купецкий сын» (1832—42, опубликовано в 1939),

трагедии «Прокофий Ляпу­нов» (1834, опубликовано в 1938),

в поэмах «Да­вид» (1829, опубликовано в 1939),

«Юрий и Ксе­ния» (1832—33, опубликовано полн. в 1939),

«Зоровавель» (1831, опубликовано в 1836),

«Сиро­та» (1833, опубликовано в 1939) и другие.

Их появле­нию способствовали переводы шекспиров­ских пьес. Особый интерес в этом смысле представляет мистерия «Ижорский» и тра­гедия «Прокофий Ляпунов».

В «Ижорском» Вильгельм Карлович изобразил «лишнего человека», и осудил его. Художественная манера ми­стерии, ясный и естественный, почти раз­говорный язык свидетельствовали о пе­ресмотре прежней поэтики.

В еще боль­шей мере такая попытка предпринята Кюхельбекером в трагедии «Прокофий Ляпунов», где впер­вые поэт обратился к изображению народа. Трагедия Прокофия Ляпунова, по мысли автора, заключалась в оторванности от народа. Новые эстетические искания — следствие идейной эволюции Кюхельбекера— не во­плотились в его творчестве с достаточной полнотой и определенностью. Поэт остал­ся декабристом и по мировоззрению, и по эстетическим взглядам, но он уловил дух времени, хотя был насильственно отторг­нут от русской жизни, от идейной и ли­тературной борьбы, от русской литера­туры, воспринявшей пушкинский реали­стический метод.

Умер – [11(23).VIII. 1846], Тобольск.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии