Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Крылов Иван Андреевич

Крылов Иван Андреевич

КРЫЛОВ Иван Андреевич родился [2(13).II.1769, Москва] в семье армейского офицера — баснописец, драматург, журналист.

Отец, А. П. Крылов, долгие годы тянул солдатскую лямку, только на четырнад­цатом году непрерывной воинской службы был произведен в прапорщики, а еще через восемь — в капитаны. В 1774 он вышел в отставку и поселился в Твери, где занял должность председателя гу­бернского магистрата.

Первоначальное об­разование Иван Андреевич получил дома под руководством своей матери, Марьи Алексеевны, женщины доброй и умной от природы.

Восьми лет он был записан на службу подканцеляристом в земский суд.

В 1778 умер отец Крылова. Семья осталась без средств к существованию. Марья Алексеевна упросила местное начальство принять ее 9-летнего сына на службу в тверской гу­бернский магистрат, где он обязан был заниматься перепиской скучных бумаг. Иван Андреевич впоследствии рассказывал, что повыт­чик, под начальством которого он служил, был грубым человеком и не раз бивал подчиненного по голове, запрещал чи­тать книги. В свободное от службы время Крылов любил посещать «народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои», проявляя большой интерес к жизни простых людей. Он умел быстро схва­тить и запомнить острое, меткое слово, оброненное платомойками.

В 1782 семья Крыловых переехала в Петербург, и Иван Андреевич поступил канцеляристом в Казенную па­лату.

В 1783 Крылов И. А. написал свою первую коми­ческую оперу «Кофейница». Петр, кре­постной помещицы Новомодовой, женится на Анюте, которую без взаимности любит приказчик. Отвергнутый мстит счастли­вому сопернику, возведя на него обви­нение в краже серебряных ложек. Подкупленная старуха кофегадательница под­тверждает клевету приказчика. Разгне­ванная барыня грозит Петру солдатчи­ной. Случай помогает торжеству гонимой добродетели. Новомодова, узнав о неви­новности Петра, жалует его в приказчики, а плута-клеветника сдает в рекруты. Несмотря на счастливую развязку, пье­са содержит немало выпадов против про­извола крепостников. Помещица обзы­вает крестьян «проклятыми лакеями», «окаянным хамовым родом», в припадке бешеной злобы кричит: «Ни на одной бестии живого места не оставлю, всех смертельно отдеру». «Кофейница» не бы­ла напечатана при жизни автора. Акту­альность темы, критика жестокости крепостнического уклада — таковы харак­терные особенности первой пьесы. После создания комической оперы начинающий драматург решил испробовать свои силы в высоком жанре и написал трагедию «Клеопатра». Забавы легендарной сласто­любивой египетской царицы в какой-то мере напоминали придворные нравы и ин­тимную жизнь Екатерины II. «Матушка»- государыня щедро одаривала своих фаво­ритов крестьянами, землей, казной. Мо­лодой автор сделал заявку на очень большую и непосильную для него тему. Да и сам трагический жанр был, видимо, вне сферы его таланта. К чести Крылова следует сказать, что он не только представил свое творение на суд Дмитрев­скому, но и согласился с суровым при­говором: признал бессмысленным тратить время и силы на переделку.

В 1786 Крылов написал в стихах новую тра­гедию — «Филомела». Исторический сюжет служил средством осуждения уродливых явлений екатерининского времени. Глав­ная идея трагедии содержит утверждение, что тиран, забывший свой долг перед обществом, не может стоять во главе государства. Судьба монарха находится в руках народа — судьи царей.

В год написания «Филомелы» Крылов впервые вы­ступил в печати. На страницах журнала Ф. О. Туманского «Лекарство от скуки и забот» была напечатана его эпиграмма, высмеивающая надменность, зазнайство и подлость в человеке, который «любит вредное, от здорового бежит». Внимательно наблюдая жизнь, Иван Андреевич пришел к правильному выводу, что надо писать не трагедии, а комедии на современные сюжеты.

В 1786 появились комическая опера «Бешеная семья», комедия «Сочинитель в прихо­жей».

Главной героиней комедии является столичная франтиха Новомодова — бесстыдная обманщица и развратница. Она грабит своих любовников, а последние обдирают крестьян. Каждое свидание с Новомодовой стоит графу Дубовому «нового векселя». Под стать героине и со­чинитель Рифмохватов, угодливый и низ­копоклонный льстец. «Сочинитель в при­хожей» — едкая сатира на представителей дворянской олигархии. Острая сатиричес­кая направленность пьес молодого Крылова сделала его имя известным в театральном и литературном мире. Соймонов вначале благосклонно отнесся к молодому драма­тургу, покровительствовал ему и даже предложил место в горной экспедиции. Дружба с лучшими актерами: Рыкаловым, Плавильщиковым, Сандуновым, бла­госклонность Соймонова — все это как будто предвещало Крылову блестящую будущ­ность на театральном поприще. Однако обстоятельства сложились иначе. В то время монополистом столичной сцены был известный драматург Я. Б. Княжнин. Разночинцу Крылову трудно было соперничать с маститым писателем, так как успех пьес зависел не столько от степени их талант­ливости, сколько от общественного поло­жения автора. Знатные господа в лице Соймонова и Княжнина всегда старались подчеркнуть, что безвестный разночинец им неровня. Барское высокомерие и спе­сивость глубоко ранили самолюбие Ивана Андреевича, и он решил посчитаться со своими обид­чиками. Памятником этой борьбы с ари­стократией явилась злая сатира-памфлет «Проказники» (1788). Пьеса не была ни напечатана, ни поставлена на сцене. От­ношения Княжнина и Соймонова с моло­дым драматургом совершенно испорти­лись. В творчестве Крылова И.А. драматургия на долгие годы уступила место журнальной сатире.

В 1788 журнале И. Г. Рахманинова «Утренние часы» Крылов напечатал первые свои басни:

«Стыдливый игрок»,

«Судьба игро­ка»,

«Павлин и Соловей»,

«Недовольный гостьми стихотворец».

В 1789 Крылов стал автором и самостоятель­ным издателем журнала «Почта духов». Воздушные, водяные и подземные духи живут среди людей, наблюдают их жи­тейские нравы и обычаи. Своими впечат­лениями они делятся в письмах к араб­скому философу и волшебнику Маликульмульку. Сказочно-эпистолярная фор­ма позволила Крылову подвергнуть суровой критике деспотизм и произвол самодер­жавия, развращенность дворянства, каз­нокрадство чиновничества, воссоздать ши­рокую картину общественно-политичес­кой жизни России конца 80-х гг. XVIII века. В журнале сурово осужден монархичес­кий строй, разоблачены вероломство и ханжество духовенства, преданы осмея­нию вельможи, чиновно-административный аппарат. Автор с большой теплотой и сочувствием изобразил жизнь городской бедноты, трудовой интеллигенции и осо­бенно тягостное положение крепостного крестьянства. Сатирик с полным основа­нием утверждал, что «смерть воина, сра­женного во время битвы скоропостижным ударом, не столь мучительна, как смерть бедного земледельца, который истаивает под бременем тяжкой работы... и в поте лица своего снискивает себе пропита­ние...». Большое место в «Почте духов» занимают проблемы художественного ма­стерства, роли литературы в обществе. Высказывания Крылова по вопросам литера­туры свидетельствуют о значительной зре­лости его эстетических воззрений. Иван Андреевич выступал решительным противником и классицизма, и сентиментализма. Лите­ратура должна быть правдивой, острой, умной и содержательно!!. Характеры должны обрисовываться в действии, а не расплываться в трескучем словоизверже­нии. Один только перечень главных объ­ектов сатиры Крылова в «Почте духов» дает основание признать журнал радикаль­ным, общественно-политическим, а его издателя — писателем-демократом, после­довательным и принципиальным обличи­телем феодально-бюрократического режи­ма. Издание журнала было прекращено в 1789 г.

В феврале 1792 стал издаваться новый журн.— «Зритель». Это был орган дру­жеского литературного кружка «г. Кры­лова со товарищи», членами которого были А. И. Клушин, И. А. Дмитриев и П. А. Плавильщиков. В программной статье журнала «Нечто о врожденном свойст­ве душ российских» огонь сатиры на­правлен против дворянского космополи­тизма. В «Зрителе» были напечатаны шесть произведений Крылова: незаконченный роман

«Ночи»,

«Речь, говоренная пове­сою в собрании дураков»,

«Рассуждение о дружестве»,

«Мысли философа по моде»,

«Похвальная речь в память моему дедуш­ке»,

«Каиб» (восточная сказка).

Сатире Крылова И.А. в «Зрителе» присущи глубина, прин­ципиальность, действенность, гибкость, разнообразие художественных форм. «Зритель» — это новая ступень в разви­тии сатирического таланта Крылова.

В мае 1792 в типографии «г. Крылова со товарищи» был произведен обыск, и «Зритель» перестал существовать.

С января 1793 Крылов и Клушин стали издавать новый журнал— «Санкт-Петербургский Мерку­рий». В отличие от старших собратьев «Санкт-Петербургский Меркурий» был бо­лее умеренным и добропорядочным органом. Большое место на его страницах стали занимать переводы произведений иностранных писателей, философские и географические труды, биографии клас­сиков мировой литературы: Сервантеса, Дидро, Вольтера и другие. В журнале печата­лись лирические стихотворения, рассказики о храбрости и находчивости русских солдат и офицеров. Однако ценность жур­нала определялась не переводами и анек­дотами, а сатирическими произведениями Крылова. В «Санкт-Петербургском Меркурии» были напечатаны четыре его статьи:

«По­хвальная речь науке убивать время»,

«Примечания на комедию «Смех и горе»,

«Похвальная речь Ермалафиду»,

«Театр» (заметки по поводу комедии А. И. Клушина «Алхимик»). Произведения Крылова рез­ко выделялись на общем, довольно сереньком фоне журнала и послужили при­чиной его закрытия. Троекратное запреще­ние журналов, обыск в типографии были предвестниками надвигавшейся бури — царского гнева и преследований. Боясь разделить судьбу Радищева и Новикова, 24-летний Иван Андреевич был вынужден надолго за­молчать и отойти от литературного мира. Начались годы скитаний. Он бывал в Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле, Тамбове, Киеве, Могилеве, Серпухове, Туле. С чувством горечи сатирик оха­рактеризовал в стихах постигшее его лихолетье:

Тесним от ближних, обесславлен,

Друзьями презрен и оставлен,

Средь кровных чуждым я живу...

Из Петербурга Крылов переехал в Москву: там были его друзья — Плавильщиков, Сандуновы. Жизнь без любимого дела, без литературы была мучительно-тягост­ной. Ивану Андреевичу Крылову правда, удалось поместить в карамзинском альманахе «Аониды» два ли­рических стихотворения — «Вечер» и «Подража­ние 37-му псалму», но это было не глав­ное, о чем хотелось бы писать.

Смерть Екатерины II и воцарение Павла I ничего не изменили в судьбе опального журна­листа. Сатира была не ко двору такого сумасбродного, жестокого и подозритель­ного деспота, каким был Павел.

В начале 1797 Крылов познакомился со знатным вель­можей князем С. Ф. Голицыным и принял его предложение быть личным секретарем и домашним учителем. Крылов обучал княжеских сыновей рус­ской словесности, он сам к этому времени хорошо знал французский, итальянский и немецкий языки. Позднее он в совер­шенстве овладел и древнегреческим язы­ком. Иван Андреевич был прекрасным музыкантом, художником, математиком, умным и ин­тересным собеседником.

Для домашнего театра Голицыных Крылов написал в 1800 шутотрагедию «Трумф, или Подщипа». Это была остроумная пародия на классицистические трагедии. Основными персонажами шутотрагедии являются глупый царь Вакула, трусливый князь Слюняй — жених царевны Подщипы, тупоумные, бездарные бояре вроде гофмаршала Дурдурана и наглый болван немецкий принц Трумф, захвативший царство Вакулы. Современники видели в пьесе язвительную сатиру на Павла I и его пруссоманию. Роль Трумфа ис­полнял сам Крылов Его актерский талант поразил зрителей. Комедия не могла появиться ни на сцене, ни в печати (впер­вые опубликована в 1859 в Берлине, затем в 1871 в журнале «Русская старина»). Как многие вольнолюбивые и сатирические произве­дения, шутотрагедия распространялась в списках и была широко известна образованным людям.

О ней упоминает лицеист Пушкин в стихотворении «Городок».

В своих запис­ках декабрист Д. Завалишин рассказал о том, как пьеса Крылова воспринималась пере­довыми людьми: «Ни один революционер не придумывал никогда злее и язвитель­нее сатиры на правительство. Всё и все были беспощадно осмеяны, начиная от главы государства до государственных учреждений и негласных советников».

11 марта 1801 произошел дворцовый переворот. Павел был задушен, и на престол вступил Александр I. «Дней Александровых прекрасное начало» было ознаменовано широковещательными за­верениями заботиться о благе поддан­ных и милостями в отношении к гонимым прежде вельможам. Князь Голицын по­лучил назначение на пост лифляндского генерал-губернатора, а личный секре­тарь официально был произведен в прави­тели канцелярии. Два года прослужил Крылов в Риге, но карьера чиновника не была его уделом.

В 1802 он получил из Петер­бурга два приятных известия: его пьеса «Пирог» ставилась на сцене столичного театра и представлялась возможность переиздать «Почту духов».

Осенью 1803 Иван Андреевич оставил службу и приехал в Серпу­хов к брату Льву Андреевичу — офи­церу Орловского мушкетерского полка. Это была счастливая пора в жизни братьев.

Все свободное время Крылов отдавал литера­туре, именно в этот период им были сде­ланы первые наброски комедий

«Модная лавка»,

«Урок дочкам», начата пьеса «Лентяй».

В начале 1804 Крылов И. А. приехал в Моск­ву, встретился с Сандуновым и Плавильщиковым — своими давними друзьями, присутствовал на постановке своей коме­дии «Пирог», данной в бенефис Сандуновых. Особого успеха комедия не имела. Частые встречи с баснописцем Дмитрие­вым, обосновавшимся в Москве, скоро переросли в дружбу.

Не довольствуясь драматургией, Крылов попробовал свои силы в переводе басен Лафонтена. Первыми опытами в этом роде явились басни «Дуб и Трость» и «Разборчивая невеста». По­следняя представляла собой не столько перевод, сколько самостоятельную вариа­цию на лафонтеновскую тему. Начинаю­щий баснописец особенно постарался при­дать языку перевода богатство, выразительность и меткость народной русской речи. Свои творения Крылов принес на суд «русскому Лафонтену» — Дмитриеву. Маститый литератор восторженно при­нял произведения своего собрата и ска­зал: «Вы нашли себя. Это истинный ваш род... Остановитесь на этом литератур­ном жанре».

В январе 1806 журнале «Московский зритель» вышли три басни Крылова

«Дуб и Трость»,

«Разборчивая невеста»,

«Старик и трое молодых».

Басни имели огромный успех.

В 1806 Крылов И.А. после длительных странствий вернулся в Петербург и навсегда обосно­вался в нем. В Петербурге он сблизился с законодателем столичной сцены драма­тургом А. А. Шаховским, читал в его доме комедию «Модная лавка». Одна за другой появились на театральных под­мостках три пьесы Крылова — комедии

«Модная лавка»,

«Урок дочкам»,

«Илья - Богатырь» волшебная опе­ра. В комедиях автор вел войну с давними своими неприятеля­ми: чванливым барством и его галлома­нией. Опера-былина была проникнута героико-патриотическим пафосом. В Петербурге Иван Андреевич сблизился с А. Н. Олениным, образованным ценителем и любителем театра, литературы, истории. В доме знатного вельможи часто собирались А. А. Шаховской, К. Н. Батюшков, В. А. Озеров, Н. И. Гнедич. Баснописец стал постоянным посетителем оленинского литературного кружка и пользовался материнской лаской и заботой хозяйки дома — Елизаветы Марковны.

Горький жизненный опыт научил Кры­лова осторожности. Он понял, что прямая сатира неприемлема, и обратился к аллегорическому басенному жанру — «за­тем, что истина сноснее вполоткрыта».

В 1809 вышла первая книга его басен. Успех ее был ошеломляющим. Басни Ивана Андреевича Крылова заучивались современниками наизусть, передавались из уст в уста, и всюду их встречали с радостью. Никто из писате­лей не говорил еще таким близким и по­нятным народу языком.

Гоголь писал позднее: «Ни один из поэтов не умел сде­лать свою мысль так ощутительной и вы­ражаться так доступно всем, как Кры­лов». Крылов стал желанным гостем во всех лучших салонах и литературных кружках столицы, его беспрерывно просили читать басни, а читал он превосходно.

С. Жихарев с восторгом вспоминал об артистическом чтении басен их автором: «А как читает этот Крылов! Внят­но, просто, без всяких вычур и, меж­ду тем, с необыкновенной выразитель­ностью; всякий стих так и врезывает­ся в память. После него, право, и чи­тать совестно». Актуальность и темати­ческое богатство, глубокое проникнове­ние в жизнь, идейная острота, совершен­ство языка — все это делало басни Крылова явлениями высокого искусства. Естест­венность, простота басен обусловлива­лись и стилистическими их особенностя­ми. Народный строй речи органически переплетался у него с литературным языком.

По характеристике Гоголя, в бас­нях Крылова «предмет, как бы не имея словес­ной оболочки, выступает сам собой, на­турою перед глазами». Множество басен­ных изречений Крылова стало народными кры­латыми словами: «А воз и ныне там», «Из огня да в полымя», «Хоть видит око, да зуб неймет», «Что если голова пуста, то голове ума не придадут места», «Ус­лужливый дурак опаснее врага», «Слона- то я и не приметил», «А Васька слушает да ест», «У сильного всегда бессильный виноват», «И из гостей домой пришла свинья-свиньей», «И идол стал болван-болваном», «А ларчик просто открывался», «Запели молодцы, кто в лес, кто по дрова», «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь», «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а са­поги тачать пирожник».

В 1811 Иван Андреевич был избран членом «Беседы любителей русского слова». «Беседа...» объединяла политических и литературных консерваторов, горячих приверженцев классицизма. Во главе общества стоял реакционный государственный деятель и писатель адмирал Шишков. Членами «Бе­седы» были единомышленники Шишкова, бездарные графоманы типа Шихматова и Д. Хвостова. Особое место занимал в обществе Крылов. Все творчество великого басно­писца шло вразрез с литературными и языковыми принципами Шишкова. Крылов И. А. относился к «беседчикам» иронически. Свидетельством этого служит басня «Де­мьянова уха», в которой автор осмеял трескучие, малосодержательные славяноросские вирши графа Хвостова. Антипо­дами старозаветных шишковистов были карамзинисты, поборники сближения ли­тературного языка с разговорной речью. Крылов старался не ссориться ни с архаистами, ни с новаторами. Его не могла удовлетво­рить книжная тяжеловесная архаика язы­ка «беседчиков», но и изящно-салонный стиль карамзинистов не предназначался для широкой аудитории. В своей поэти­ческой практике Крылов широко пользовался истинно народной речью.

В 1812 в Петербурге открылась Публич­ная библиотека. Директором ее был на­значен Оленин. Крылов И.А. получил должность помощника библиотекаря. На этом поприще Крылов проявил себя как крупный специалист и неутомимый труженик. Им были состав­лены записки по библиотечному делу. Все свободное от службы время Крылов отда­вал большому и напряженному творчес­кому труду — работе над баснями.

Условно басни Ивана Андреевича Крылова можно разделить на четыре группы: социальные, историчес­кие, философские и бытовые.

К первой группе можно отнести такие, как «Волки и Овцы», «Волк и Ягненок», «Крестьяне и Река», «Мирская сходка», «Пестрые ов­цы», «Стрекоза и Муравей», «Рыбья пляс­ка», «Вельможа».

Ко второй — «Квартет», «Кукушка и Петух», «Обоз», «Щука и Кот», «Воспитание льва», «Волк на псарне» и другие.

К числу философских — «Огород­ник и Философ», «Водолазы», «Сочинитель и Разбойник», «Конь и Всадник», «Листы и Корни», «Пушки и Паруса», «Пруд и Ре­ка».

К бытовой — «Госпожа и две слу­жанки», «Демьянова уха», «Свинья под дубом», «Собачья дружба», «Трудолюби­вый медведь», «Фортуна и Нищий» и другие.

Многие басни, по меткому определению Белинского, представляют собой малень­кие комедийки. В них читатель находит выпуклые характеры, яркий диалог, быст­рое развитие действия. Слова от автора — это сценические ремарки. Примером та­ких миниатюрных пьес могут служить «Демьянова уха», «Волк и Ягненок», «Ли­сица и Сурок», «Кукушка и Петух» и многие другие.

В дни великой опасности для родины Крылов живо откликался на все важнейшие события Отечественной войны.

В басне «Раздел» он высмеял Ростопчина и Арак­чеева — руководителей народного опол­чения, затеявших распри из-за своих корыстных целей. «Обоз» содержит при­знание разумности и целесообразности тактики Кутузова. Победу полководца Крылов приветствовал басней «Волк на псарне».

В 1816 Крылов И. А. был назначен библиотекарем, а его помощником стал поэт А. А. Дель­виг. Иван Андреевич поселился на Невском в одном доме с Н. И. Гнедич. Друзья-холостяки часто встречались, любили побеседовать, вместе пообедать в Английском клубе. Крылов прекрасно играл на скрипке, а постоян­ным и верным ценителем его музыкаль­ного таланта был Гнедич.

В 1824 Крылова по­стигло тяжелое горе — умер его брат Лев Андреевич — единственный близкий человек. Неудачное восстание декабри­стов, казни и ссылки заставили басно­писца надолго умолкнуть. Библиотека сделалась для него единственным местом отдохновения. Николай I проявлял не­довольство молчанием баснописца.

Только спустя два года после поражения декабристов Крылов написал басню «Пушки и Паруса».

В 1827 баснописец близко сошелся с художниками К. П. Брюлловым и В. А. Тропининым. Он часто посещал литературный кружок В. А. Жуковского, где не раз встречался с Пушкиным и А. Мицкевичем.

В 1830 вышли в свет бас­ни Крылова в восьми книгах. Наряду с мирными баснями здесь были и крамольные сатиры. Журналы вновь заговорили о Крылове. Издате­ли предлагали баснописцу огромные сум­мы за право издания его сочинений.

Ни­колай I удвоил ему пенсию и произвел его в статские советники, что приравнивалось к генеральскому званию. Лучшие худож­ники писали с него портреты, литераторы считали для себя большой честью быть знакомыми с ним. Желая несколько встряхнуться, баснописец решил совершить путешествие по Европе и пригласил Гнедича составить ему компанию. Заграничная поездка не состоялась. В 1833 умер боль­ной и одинокий Гнедич. Иван Андреевич тяжело пере­живал утрату своего друга.

Трагическая гибель Пушкина потрясла его.. Он любил поэта и видел в его лице воплощение русского гения. После смерти Пушкина Крылов больше ничего не написал. Всего им соз­дано свыше 200 басен.

В 1838 правительство пышно отпраздно­вало 50-летие литературной деятельности Крылова И.А. Такого великолепного зрелища, каким явился его юбилей, еще не знала литера­турная Россия. На чествование юбиляра съехались сановники, придворная и воен­ная знать, артисты, литераторы и худож­ники. Среди множества официальных ад­ресов и поздравлений юбиляра особенно выделялась речь Жуковского. В ней поэт вспомнил о Пушкине, «едва расцветшем» и «вдруг исчезнувшем». Торжественным юбилеем как бы подводился итог творче­ской жизни 69-летнего баснописца.

В 1841 Крылов оставил службу и переехал из шумного центра на тихий Васильев­ский остров.

Выразительный портрет Крылова последних лет его жизни нарисовал И. С. Тургенев, встретивший знаменитого баснописца в доме «одного чиновного, но слабого петербургского литератора». «Он сидел часа три слишком, неподвижно, между двумя окнами — и хоть бы слово промолвил! — вспоминает Тургенев. — Ни сонливости, ни внимания на этом об­ширном, прямо русском лице,— а только ума палата, да заматерелая лень, да по временам что-то лукавое, словно хочет выступить наружу и не может — или не хочет — пробиться...»

Спустя 11 лет после смерти писателя, в 1855 в Летнем саду был воздвигнут памятник Крылову. Талантливый скульп­тор П. Клодт изобразил народного писа­теля сидящим на массивном пьедестале в окружении животных и зверей — его басенных персонажей.

Умер — [9(21).XI.1844], Петербург.

 
Библиотечные мероприятия. Биографии.