Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Кравчинский Сергей Михайлович

КРАВЧИНСКИЙ Сергей Михайлович (псевдоним Степняк) родился [1(13).VII.1851, Полтавской губернии] в семье воен­ного врача — писатель.

Получил образование артил­лерийского офицера.

В 1871 вышел в отставку и поступил в Лесной институт.

Даль­нейший жизненный путь Сергея Михайловича тесно связан с судьбами освободительного движения в России и за рубежом.

В 1872 вступив в кру­жок «чайковцев», Кравчинский начал вести активную пропаганду народнического учения среди петербургских рабочих.

В 1873—74 он принимал участие в «хож­дении в народ» в Тверской губернии и в По­волжье.

В 1874 он покинул отечество и примкнул к Герцеговинскому восстанию сербов против турок (1875).

В 1876 ненадолго приезжал в Петербурге.

В 1877 Сергей Михайлович на­правился в Италию и влился в ряды движения за свободу в провинции Беневента.

В 1878 вернувшись на роди­ну, он стал одним из активных членов подпольного общества «Земля и воля». Ему принадлежит большая заслуга в органи­зации народнической нелегальной печати (газеты «Община», журнала «Земля и воля»).

В 1878 Кравчинский С.М. совершил террористический акт, прогремевший на всю Россию: он убил шефа жандармов Мезенцева. Вско­ре из-за преследований полиции Сергей Михайлович был вынужден уехать в Англию. Находясь в эмиграции, он внимательно следил за развитием освободительной борьбы на родине. После раскола землевольцев Кравчинский присоединился к программе «Народной воли». До конца своей жизни писатель оставался в рядах последовательных и принципиальных противников крепост­нической монархии. О его непримиримом отношении к русским либералам упоми­нал В. И. Ленин в статье «Рабочая и бур­жуазная демократия» (Полное собрание соч., т. 9, с. 181).

В конце 80-х — начале 90-х гг. Кравчинский по-прежнему связывал свое представ­ление о революционной борьбе не с вы­ступлением рабочего класса и крестьянства, а с деятельностью интеллигенции, храня верность идейным заветам револю­ционного народовольчества. Живя за гра­ницей, Сергей Михайлович вел активную пропаганду рус­ских революционных идей, родной куль­туры. С этой целью он основал в Лондоне Фонд вольной русской прессы, демокра­тическое Общество друзей русской сво­боды, продолжив в этом отношении тра­диции Герцена. Широкие круги англий­ской общественности узнавали о полити­ческом положении в России, читая такие публицистические работы Кравчинского, как

«Рос­сия под властью царей» (1885),

«Русские грозовые тучи» (1886),

двухтомный труд «Русские крестьяне» (1888),

«Царь-чур­бан, царь-цапля» (1895).

В число его дру­зей в этот период жизни входят: дочь К. Маркса Элеонора Эвелинг, писатель Бернард Шоу, будущий автор романа «Овод» Этель Лилиан Буль (Войнич), поэт Вильям Моррис и другие. В эмиграции революционер-народоволец дружески сблизился с Плехановым.

Кравчинский С.М. —самый значительный представитель литературы революционного народниче­ства 70-х гг. Его первые произведения бы­ли созданы в период «хождения в народ». Это нелегальные пропагандистские сказки:

«Из огня да в полымя»,

«Сказка о копей­ке»,

«О Правде и Кривде»,

«Мудрица Наумовна» (1869—75), проблематика ко­торых отражает идейные искания раннего революционного народничества. Сказки полны пафоса романтического утвержде­ния идеала «крестьянского социализма». В них звучал призыв к революции. Для живой и яркой иллюстрации народничес­кой доктрины писатель использовал тра­диционные образы и приемы фольклора. Тургенев и Г. Успенский высоко оценили мастерство начинающего автора.

«Под­польная Россия» (на итальянском языке— в 1882; на русском языке— Лондон, 1893) явилась свое­образной документально-художественной летописью революционного народничест­ва 70-х гг. Кравчинский сумел в индивидуальных портретах-зарисовках выдающихся ре­волюционеров той эпохи (С. Перовская, В. Засулич, П. Кропоткин, Я. Стефано­вич и др.), а также в небольших публици­стических очерках передать героический характер борьбы народников 70-х гг. с самодержавием, их «рыцарскую» преданность идеям революции. Сергей Михайлович сосредо­точился в основном на раскрытии психо­логии подпольщиков, самоотверженно отдавших себя служению высоким револю­ционным идеалам. Он хотел, чтобы «обая­тельное впечатление геройской традиции» (В. И. Ленин) вдохновило демократическую интеллигенцию на борьбу с ца­ризмом. Пронизав свои очерки револю­ционной романтикой «будней» славного подполья 70-х гг., Кравчинский, однако, ложно воз­величивал якобы титанические возмож­ности героев-одиночек («Тайная типогра­фия»).

В 1889 Сергей Михайлович Кравчинский написал роман «из эпохи 70-х гг.» — «Андрей Кожухов» (впервые издан на англ. яз. под заглавием «Карье­ра нигилиста», на рус. яз.— в 1898). Понимая «историческую истинность» рево­люционного народничества 70-х гг., он утверждал характеры персонажей-под­польщиков как героические (Андрей, Жорж, Борис, Зина, Таня и другие). Герои­ческая устремленность романа проявляется в его центральном конфликте: не­примиримом политическом столкновении народников с абсолютизмом, достигшим своего апогея в эпизоде покушения Кожухова на царя. Введенная в роман тра­диционная любовная тема целиком вклю­чается в героический план повествования. Кравчинский показал, что революционеры (Андрей и Таня, Борис и Зина) без колебания жертвовали своим личным счастьем, сво­ей любовью во имя интересов общего де­ла. Писатель идейно утверждал и прославлял эти нравственные принципы своих героев. В то же время он реалистически воспроизвел в судьбах революционеров тра­гический характер передового движе­ния 70-х гг., обреченного на поражение (провалы многих операций, в том числе и покушения на царя). Однако роману в большой мере свойственна оптимисти­ческая устремленность. Писатель рас­сматривает своих героев как своеоб­разных мессий, искупительная жертва которых — мученический подвиг — долж­на принести народу освобождение от всех зол. Утверждая подобные иллюзорно - романтические настроения, Кравчинский тем самым как бы стремился субъективно преодо­леть поистине трагическое положение, в которое в силу объективных обстоя­тельств были поставлены его герои.

В какой-то мере это было изменой реалистичес­кому методу воспроизведения жизни. В художественном отношении «Андрей Кожухов» представляет собой интересный образец сочетания в едином сюжете поли­тически острой проблематики с углублен­ным психологизмом. Автор использовал достижения Лермонтова, Тургенева, Толстого, Достоевского.

Повесть Кравчинского С.М. «До­мик на Волге» (1893), а также пьеса «Новообращенный» (1894) по своей пробле­матике связаны с содержанием одной из сюжетных линий «Андрея Кожухова»: историей формирования героического ха­рактера женщины-борца, пришедшей в лагерь революционеров.

Роман «Штундист Павел Руденко» (1892—93, опубликован в 1900 в Женеве) раскрывает идейно-нрав­ственную эволюцию одного из незауряд­ных представителей русского раскола, под­нявшегося до восприятия политических убеждений революционеров. Направлен­ность этого произведения отражала ориентацию революционного народниче­ства на раскол в качестве опоры своего движения (ранняя сказка Кравчинского «О Прав­де и Кривде»).

Идейно-художественная специфика творчества Кравчинского Сергея Михайловича во многом обу­словлена конкретно-историческим свое­образием революционного движения 70-х— начала 80-х гг. XIX века.

Умер - [11(23).XII.1895], Лон­дон.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии