Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Мордовцев Даниил Лукич

Мордовцев Даниил Лукич

МОРДОВЦЕВ Даниил Лукич родился [7(19).XII. 1830, слободе Даниловка-на-Дону] в украинской семье — писатель.

Учился в ок­ружном училище станицы Усть-Медведицкой, затем в Саратовской гимназии.

В 1854 оканчивает Петербургский университет, затем воз­вращается в Саратов, где редактирует «Саратовские губернские ведомости» и бо­лее 30 лет служит чиновником. Литера­турная деятельность Даниила Лукича начинается еще в университете.

В 1854 он написал на ук­раинском языке поэму «Казаки и море» (Стихотворные отрывки из истории морских походов запорожского казачества в начале XVII века). Поэма была запре­щена цензурой и появилась в печати толь­ко в 1859. Любовь к историческим сюже­там у Мордовцева остается на всю жизнь. Большую роль сыграла здесь и дружба с известным историком профессором Н. И. Кос­томаровым.

В 50-е гг. он написал несколько рассказов на украинском языке:

«Старцы» (1855, опубл. в 1885),

«Звонарь» (1858, опубл. в 1861),

«Солдатка» (1859, опубл. в 1861) и др.— из быта кре­постной деревни.

Рассказы Мордовцева проникну­ты либерально-демократическим настрое­нием, но они лишены активного социаль­ного протеста. Об угнетении, бесправии и нищете деревни можно догадаться толь­ко по отдельным намекам действующих лиц. Некоторые сцены рисуются в духе сентиментальной идиллии, хотя автор глу­боко сочувствует своим обездоленным ге­роям. Работая редактором «Саратовских губернских ведомостей» и секретарем Са­ратовского статистического комитета, Даниил Лукич печатает статьи по экономическим и исто­рическим вопросам в журналах «Отечест­венные записки», «Дело», «Русское сло­во», «Русская старина», «Исторический вестник». Впоследствии исторические ис­следования его были изданы в двух то­мах под названием «Исторические пропилеи» (1889). Поставив перед собой благородную цель — написать историю народа, историю его волнений и полити­ческих протестов, Даниил Лукич в 70-е гг. создает также ряд крупных публицистических и исторических работ:

«Самозванцы и по­низовая вольница» (1867),

«Гайдамачина» (1870),

«Политические движения русского народа» (1871),

«Русское крестьянство на­кануне воли» (1872).

Книга «Накануне воли» была в 1889 правительством запре­щена и в 1890 сожжена. Все эти исследо­вания хотя и не имели четкой политиче­ской концепции, но были интересны по материалу, обнаруживали глубокое со­чувствие автора к народной борьбе за свои права. Не случайно их внимательно изу­чали революционные народники.

В 70-е гг. Мордовцев начинает писать исторические романы и повести на материале самых различных эпох: древний Рим, Египет, Индия, рус­ская история XVII — XVIII вв. Боль­шинство исторических его романов и повестей посвящено эпохе царствования Петра и Екатерины, а также истории Украины, ее связей с Россией:

«Идеалисты и реа­листы» (1876),

«Царь и гетман» (1880),

«Лжедмитрий» (1879),

«Царь Петр и пра­вительница Софья» (1880),

«Сагайдачный» (1882),

«Архимандрит-гетман» (1884),

«Ро­ман Мазепы» (1903),

«Крымская неволя»,

«Между Сциллой и Харибдой» (1892),

«Господин Великий Новгород» (1882),

«Ве­ликий раскол»,

«Железом и кровью» (1896),

«Двенадцатый год» (1879) и мн. др.

Луч­шие из этих произведений Даниила Лукича рисуют яр­кие картины жизни и подвигов русского, а также и украинского народов, единство их интересов, их исторического пути. Но, к сожалению, многие из исторических романов и повестей Мордовцева лишены познавательного интереса и художествен­ной ценности.

Идеи и подвиги революционного народ­ничества вдохновляют писателя на создание произведений о новых русских людях.

В 1868 в журнале «Всемирный труд» (№ 5—8) появилась его повесть «Новые русские люди».

В в 1869 в том же журнале (№ 1—7) был напечатан широко известный его роман «Знамения времени». Повесть и роман проникнуты глубокой симпатией к само­отверженной русской разночинной моло­дежи, ищущей путей построения нового, справедливого общества, где было бы равноправие и благоденствие для всего наро­да. В романе и повести есть реалистиче­ские картины народной нищеты и неве­жества. Образы молодых людей, идущих в народ, привлекательны и благородны, но идейная ограниченность автора не позво­лила ему по-настоящему понять задачи, которые ставили перед собой революцион­ные народники. Мордовцев отвергал идею рево­люции, выдвигая вместо нее теорию «ма­лых дел», культурных преобразований. Поэтому в повести «Новые люди» он показывает не борцов с социальной несправед­ливостью, а унылых интеллигентов, бол­тающих о пользе труда на благо народа.

Роман «Зна­мения времени» по сюжету является как бы продолжением повести «Новые рус­ские люди».

Салтыков-Щедрин в своей рецензии на повесть «Новые русские люди» писал, что Мордовцев Даниил Лукич «впопыхах не справился о том, где лежит страна, которую он собирался ис­следовать». Рисуя новых людей в бездей­ственных разговорах, автор противоречит фактам жизни, «конкретность которых ни для кого не тайна»; читатель знает о но­вых людях больше автора повести, знает «об увлечениях не книжных только, а о действительных, о безвременно погуб­ленных силах, о принесенных жертвах». Эту оценку Щедрина можно отнести и к роману «Знамения времени».

Умер — [10(23). VI.1905], Ростове-на-Дону.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии