Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Майков Валериан Николаевич

МАЙКОВ Валериан Николаевич родился [28.VIII (9.IX).1823, Москва] — критик, публицист.

Брат поэта Аполлона Майкова.

В 1842 окончил юридический факультет Пе­тербургского университета. Служил в министер­стве государственных имуществ. По сла­бому здоровью вскоре уволился.

В 1843 с целью лечения посетил Гер­манию, Италию и Францию.

Несмотря на короткую жизнь, Валериан Николаевич оста­вил заметный след в истории русской критики и обнаружил разносторонние духовные интересы. Он занимался филосо­фией, социологией, историей, теорией сельского хозяйства (перевел «Письма о химии» Ю. Либиха).

Особым внима­нием Майкова В.Н. пользовалась политэкономия: им была написана статья «Об отношении производительности к распределению бо­гатства» (с критикой систем А. Смита, Сисмонди), которая была опубликована после его смерти.

Литературно-критическая деятельность Валериана Николаевича началась с 1845.

С января этого года он был неофициальным редактором «Финско­го вестника», издававшегося Ф. К. Дершау. Здесь напечатал первую часть сво­ей статьи «Общественные науки в России» (вторая часть вышла в посмертном Собр. соч. М.), рецензии на сочинения В. Ф. Одо­евского, поэму И. С. Тургенева «Разго­вор». Журнал поддерживал реалистиче­ское направление в литературе. Но вско­ре Валериан Николаевич расстался с Дершау, человеком нерешительным и малодеятельным. Перво­начально критик был близок к обществу Петрашевского. Участвовал в составлении пер­вой части «Карманного словаря иностран­ных слов, вошедших в состав русского язы­ка», изданного Н. С. Кирилловым (вышел в апр. 1845). Для этой работы Майков В.Н. привлек Р. Р. Штрандмана.

Майков был главным авто­ром статей, из них особенно значительны «Анализ и синтез», «Критика» и другие он проводил мысль о важности аналитического подхода к действительности, о вреде априористичных, идеалистических пост­роений, о необходимости критики обще­ственных болезней, их устранения. Но в составлении второй части словаря (осень 1846) критик не участвовал. Произошла ка­кая-то до сих пор не выясненная размолв­ка его с Петрашевским.

С 1846 «пятницы» у Петрашевского вместе с Майковым перестали посещать Штрандман, В. А. Милютин, Салтыков. Они основали собственный кру­жок, в котором преобладали литературные интересы.

Наиболее плодотворно деятельность Валериана Николаевича как критика развернулась в «Отечествен­ных записках» (май 1846 — середина лета 1847). Он привлек к журналу С. С. Дудышкина, А. П. Милюкова, В. А. Милютина, В. А. Солоницына, Штрандмана, своего брата-поэта. В «Оте­чественных записках» Майков опубликовал свои главные литературно-критические статьи:

«Стихотворения А. В. Кольцова»,

«Стихо­творения А. Н. Плещеева»,

«Нечто о рус­ской литературе в 1846 году»,

«Романы В. Скотта»,

«Юрий Милославский» М. Загоскина,

рецензии на «Мертвые души»,

«Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя,

на альбом

«Сто ри­сунков к поэме» Н. В. Гоголя «Мертвые души» А. Агина и Е. Бернардсрого,

«Петербургские вершины» Я. Буткова и другие.

В середине 1847 в отношениях Майкова с Краевским наметилось охлаждение. Валериан Николаевич поме­стил в «Современнике» несколько ста­тей и рецензий.

О методологии и направлении критики Майкова до сих пор в литературоведении ве­дутся споры. И. С. Тургенев в воспоми­наниях о Белинском, В. П. Боткин в сво­их письмах, А. Н. Плещеев и А. У. Порецкий в некрологах о Майкове заявляли, что Валериан Николаевич вполне «заменил» Белинского в «Оте­чественных записках» и сумел, как критик пойти дальше его, опираясь на политэко­номию, факты точных наук. Сам Майков, в общем, уважительно относившийся к Белин­скому, счел возможным в первой же своей статье «Стихотворения А. В. Кольцова», опубликованной в «Отечественных за­писках», обвинить великого критика в «диктаторстве», «бездоказательности» его суждений и что сам Гоголь, например, только «увенчан», но «не объяснен». Бе­линский отвечал Майкову в статье «Взгляд на русскую литературу 1846 года», усмотрев существенные изъяны в его суждениях субъективно-априористичного характе­ра. За недооценку национальных основ литературы Белинский назвал Майкова В.Н. «гума­нистическим космополитом». Плеханов в статье «Виссарион Белинский и Вале­риан Майков» (1911) пришел к категори­ческому выводу: направление мыслей Майкова «резко разошлось с тем, по которому шла сначала мысль Белинского, потом Черны­шевского и Добролюбова и, наконец, русских марксистов».

Валериан Николаевич был, безусловно, прогрессивным дея­телем, по истокам мировоззрения близ­ким петрашевцам. Он боролся с офици­альной идеологией, славянофилами, был сторонником реалистического, гоголев­ского направления в литературе. Он пер­вый разъяснил значение глубокого пси­хологизма Достоевского как нового шага в развитии гоголевского социального обличительства и гуманизма. Валериан Николаевич приветст­вовал дарования беллетриста Я. Буткова, поэта-петрашевца А. Плещеева, напомнил о стихотворениях Тютчева, опуб­ликованных в «Современнике» 1836 и за­тем забытых. Но в целом критика Майкова была шагом назад от Белинского, она ревизовала его историко-литературную Концепцию и эстетический кодекс, пропо­ведовала терпимость во мнениях, субъ­ективизм под видом достоверного «опыта и свободы», отказывалась от широких концепции, диалектики, от своей руко­водящей роли. Майков считал, что деятель­ность «натуральной школы» «бессознатель­на и смутна», «не представляет собой ни­какого единства эстетических принципов». Роль критики Белинского сводилась на нет: она «никогда не опережала у нас литературы; скорее можно сказать, что таланты опережали ее и боролись с нею как с одним из главных препятст­вий к быстрому признанию их досто­инств». Современная эстетика якобы «от­казалась навсегда от титла руководи­тельницы художественного таланта; сфе­ра ее ограничивается опытным исследо­ванием обстоятельств, сопровождающих зачатие, развитие и выражение художест­венной мысли». Майков исходил из неверного субъективистского толкования акта по­знания, лишая его результаты достовер­ности. Познание у него совершается по замкнутому кругу: «Что пленяет нас в действительности и в искусстве? Ответ будет такой: во всем мы пленяемся собою». Отсюда все предметы искусственно де­лятся на «занимательные», «любопытные» (это область науки) и «симпатичные», возбуждающие у нас любовь, сердечное влечение, оценку (это область искусства). Идея сатиры, отрицания в искусстве при­глушена у Майкова. Он не видит различия меж­ду искусством и наукой в форме (образ­ность). Различие, по его мнению, лишь в том, что художник страстен, а ученый бесстрастен. Ученый опирается на голую мысль, а поэт — на «художественную идею». Но последняя трактуется субъек­тивистски, в отрыве от специфики формы: «Художественное творчество есть пере­создание действительности, совершаемое не изменением ее формы, а возведением их в мир человеческих интересов». Майков В.Н. не видит претворяющей силы искусства, создающего «вторую» действительность. У него «художественные формы всегда остаются тождественными с формами дей­ствительности». «Пересоздание действи­тельности» Валериан Николаевич сводит лишь к той субъек­тивной, «симпатической» добавке, которую художник позволяет себе в отличие от бесстрастного ученого. Майков считает, что природа создает челове­ка идеальным, а общество искажает его натуру. Отсюда оправдывается нападение на социальное зло, но человек сам по себе оказывается несоциальным. Критик при­ветствовал в поэзии Плещеева отвлечен­ное, утопическое славословие идеального братства и добродетелей индивидуума. Он ограниченно толковал пороки героев «Мертвых душ», усматривая и в Собакевиче, и в Коробочке определенные чело­веческие задатки, снисходительно крити­ковал как простое нарушение «логики» реакционную проповедь в «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголя.

Белинский нападал на следующие рас­суждения Майкова: творят историю выдающие­ся личности, гении, просвещенное мень­шинство, наиболее близкое к идеалу целостного, «неделимого» человеческого ти­па, каким создает его природа. А массы — это пассивное большинство, слишком под­верженное воздействию «внешних обстоя­тельств», среды, климата, местности. На­циональное — это «отступление от чело­веческого типа», искажение его. С этих надуманных позиций Майков и трактует Коль­цова как выразителя общечеловеческих идеалов, радости бытия и труда, отбрасы­вая социальный смысл его творчества, его глубокую народность.

Критическое наследие Майкова Валериана Николаевича — одна из своеобразных, очень противоречивых и не­завершенных систем в истории русской прогрессивной общественной мысли.

Умер от апоплексического удара во время купа­ния в окрестностях Петербурга.

Умер – [15(27). VII.1847], Петербург.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии