Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Мельников Павел Иванович

Мельников Павел Иванович

МЕЛЬНИКОВ Павел Иванович родился [псевдоним Анд­рей Печерский) [25.Х(6.ХI). 1818, Нижний Новгород] в семье начальника жандарм­ской команды — писатель.

В 1829—34 учился в Ниже­городской гимназии, а затем на словес­ном факультете Казанского университета (окончил в 1837 со званием кандидата).

В 1838—39 пре­подавал историю и статистику в Пермской гимназии. В Перми стал заниматься исто­рией и этнографией края. Поездки по Приуралью дали Павлу Ивановичу материал для «Дорожных записок на пути из Тамбовской губернии в Сибирь» (печатались в 1839—42 в «Оте­чественных записках», «Москвитянине» и «Журнале для чтения воспитанникам воен­но-учебных заведений»).

В 1839 переве­ден учителем в Нижний Новгород. Изучал нижегородские архивы, выявлял доку­менты, имеющие историческое и этногра­фическое значение.

В 1845—50 Павел Иванович — редактор неофициальной части «Нижего­родских губернских ведомостей». Печатал здесь разысканные им исторические мате­риалы, а также описания местных памят­ников старины. Под его руководством не­официальная часть «Нижегородских гу­бернских ведомостей» стала заметным яв­лением в культурной жизни Поволжья.

В 1847—50 — чиновник особых пору­чений при нижегородском генерал-губер­наторе. Выполнение служебных поруче­ний по наблюдению за старообрядцами и «искоренению раскола» сочетал с деятель­ным изучением истории религиозных дви­жений и сект в России.

В 1850 переведен в министерство внутренних дел.

В 1852—53 — начальник статистической экспеди­ции министерства в Нижегородской губернии. Материалы работы экспедиции обобщил в «Отчете о современном состоянии рас­кола» (1853—54), который в рукописном виде имел хождение в высших прави­тельственных сферах и служил источни­ком сведений о старообрядцах. Отноше­ние Мельникова к внутриполитическим проблемам непосредственно зависело от правительст­венного курса. Так, если в начале 50-х гг. он предлагал пользоваться самыми край­ними и жестокими средствами в борьбе с расколом, то в «Записке о русском рас­коле» (1857) рассматривал убеждение как основной метод искоренения религиозных «заблуждений».

Первый беллетристический опыт писателя — рассказ «О том, кто такой Елпидифор Перфильевич» (1840) — ученическое по­дражание Н. В. Гоголю, и сам писатель очень невысоко ставил его. Увлекшись истори­ческими и этнографическими исследова­ниями, а затем и служебной карьерой, он надолго отошел от художественного творчества. Лишь в начале 50-х гг. под влиянием известного литератора В. И. Да­ля вернулся к работе в области беллет­ристики, создав ряд рассказов и пове­стей, резко обличавших самодурство купцов, злоупотребления чиновников и крепостнические нравы дворянства. За­мечательное знание провинциального быта и нравов «средних сословий» русского общества, живые интонации бывалого че­ловека и увлеченного рассказчика, доку­ментальная подлинность материала, по­ложенного в основу повествования, при­влекли читателей к этим произведениям Павла Ивановича и обеспечили им значительный литера­турный успех. Однако обличение крепо­стного права и бюрократии литератором Андреем Печерским (этим псевдонимом Мельников подписывал с 1852 свои беллетристи­ческие произведения) не могло заставить прогрессивную часть русского общества забыть о верноподданническом рвении чи­новника министерства внутренних дел.

Свою готовность рьяно исполнять лю­бые предначертания правительствам, лиш­ний раз доказал, написав в 1863 по заданию министерства внутренних дел брошюру «О русской правде и польской кривде», которая продавалась на ярмарках по ко­пейке и должна была настраивать народ против польских революционеров в связи с восстанием 1863. Салтыков-Щедрин, подвергший эту брошюру критическому раз­бору в специальной статье, показал, что она направлена главным образом против русской демо­кратии.

В 1867 переселившись в Москву, Павел Иванович стал сотруд­ником «Московских ведомостей».

С 1868 постоянным сотрудником «Русского вестника». В «Русском вестни­ке» он поместил ряд исторических работ и очерков:

«Исторические очерки попов­щины» (1864, 1866),

«Княжна Тараканова и принцесса Владимирская» (1867),

«Счис­ления раскольников» (1868),

«Тайные сек­ты» (1868),

«Авдотья Петровна Нарышки­на» (1872) и другие.

В 1868 в этом же журнале был напе­чатан рассказ «За Волгой», который явился началом романа «В лесах» (1871 — 74, отд. изд. в 1875).

Второй роман Мельникова П.И. — «На горах» (1875—81) по своему сюжету, об­щему замыслу и образам продолжал ро­ман «В лесах». Объединяясь в одно об­ширное повествование, оба романа соста­вили эпопею о быте населения Поволжья и стали главным вкладом Мельникова в литера­туру. Последние главы романа «На горах» Павел Иванович писал, будучи уже тяжело больным.

Уже в рассказах начале 50-х гг. прояви­лись оригинальные черты дарования писателя — тонкого наблюдателя, знатока провинци­ального быта и народного языка, неутоми­мого исследователя старины, фольклора. В рассказах:

«Красильниковы» (1852),

«По­ярков» (1857),

«Дедушка Поликарп» (1857),

«Старые годы» (1857),

«Медвежий угол» (1857),

«Непременный» (1857),

«Бабушкины россказни» (1858) он ориентировался на опыт реалистической литературы гого­левской школы, уходил от официальных тем, от официозных точек зрения.

Прав­дивое изображение произвола и беззако­ний, царящих в медвежьих углах Рос­сийской империи, содержащееся в «Красильниковых» и «Пояркове», дали Чернышевскому основание причислить автора к «даровитейшим нашим рассказчикам». Утверждая, что писателей, «которые бы соединяли значительный литературный та­лант с таким знанием дела и таким энергическим направлением, как г. Печерский, очень мало», Чернышевский ставил Мельникова ря­дом с величайшим сатириком-демократом Салтыковым-Щедриным.

Очерковая точность воссоздания фактов и наряду с этим обилие острых сюжетных положений характерны для рассказов Павла Ивановича. Многие его рассказы представляют собой как бы цепь эпизодов ярких, даже необы­чайных, но реальных, основанных на под­линных происшествиях и передающих су­щественные черты среды и эпохи. Мельников пре­давал гласности хитрые проделки чинов­ников, которые могли быть известны дале­ко не каждому, но о которых он был хо­рошо осведомлен как опытный админи­стратор и к тому же историк, изучавший архивы «присутственных мест» (см. рас­сказы «Поярков», «Медвежий угол», «Не­пременный»). Знакомство с историческими документами и беседы со старожилами во время служебных поездок дали ему мате­риал для изображения злоупотреблений и прямых преступлений помещиков в XVIII в. — в эпоху «дворянских воль­ностей» («Старые годы», «Бабушкины рос­сказни»).

В романах «В лесах» и «На горах» писа­тель в свободной и непринужденной форме создает яркие и живописные картины жизни населения левого, лесистого бе­рега Волги («В лесах») и правого, высокого ее берега («На горах»).

Ставя в центре романа «В лесах» колоритную фигуру за­волжского «тысячника» Потапа Максимыча Чапурина, Павел Иванович окружает его многочислен­ными персонажами, история жизни каж­дого из которых входит в общую мозаику повествования. Писателя особенно при­влекал быт старообрядцев, «хранивших доселе заветную нашу старину». Свобод­ный от крепостной зависимости, промыш­ляющий ремеслом крестьянин и оборо­тистый купец, выбившийся из народа, — вот социальные типы, в которых Мельников видел наиболее полное воплощение исконных черт народного характера. Любуясь патри­архальным укладом семьи Чапурина, под­черкивая в своем герое типичные для кре­стьянина черты — здравый ум, трудолю­бие, привычку к скромному быту, юмор и сметку, Мельников показывает вместе с тем власть денег в жизни людей. Даже преданность старо­обрядчеству писатель связывает с ком­мерческими интересами купцов. Старо­обрядческие монастыри рисуются в романе как хорошо организованные предприятия, ведущие обширное хозяйство и торговлю предметами культа. Трагические судьбы чистых и сильных натур, которые стано­вятся жертвами расчета и хищничества, составляют сюжет многих эпизодов ро­манов Мельникова. Через оба романа проходит мотив трагических женских судеб, о которых пи­сатель повествует поэтическим сказом, под­час переходящим в стилизацию плача или народной песни. Идиллия патриархально­го быта, которая развертывается в пер­вых главах романа «В лесах», уступает затем место правдивому изображению нра­вов «темного царства». Писатель вынуж­ден констатировать, что старинный быт купечества таит в себе семена, которые, созревая, губят все светлое, что восходит к народной жизни. Развитие промышлен­ности и торговых отношений подтачивает патриархальный быт. Семья Чапурина распадается, деньги, которые он добы­вал, копил всю жизнь, не только не при­носят счастья его детям, а губят и разъе­диняют их.

В романе «На горах» образ «тысячника» Чапурина отходит на задний план и цен­тральной фигурой становится «миллион­щик» Смолокуров, ведущий свою родо­словную не от крестьян-умельцев, а от рыцарей наживы, составивших свой ка­питал прямым разбоем. Сам Смолоку­ров тоже совершил не одно преступление, сколачивая миллионное состояние. Таковы же и другие представители «крупной ком­мерции» (Морковников, Орошин, Доро­нин). В романе «На горах» усилены сатириче­ские и обличительные моменты и ослаблен поэтический элемент, которым, напротив, богаты описания природы, старинного бы­та, эпизоды, рисующие мир чувств моло­дых девушек, в другом произведении— «В лесах». В романе «На горах» более круп­ным планом изображается эксплуатация рабочих предпринимателями, антагонизм, существующий между хозяевами и работ­никами, дается картина бунта бурлаков. Оба романа реалистическим изображением мало известных до них областей жизни рас­ширяли круг явлений, охваченных и осве­щенных литературой.

Горький ценил писателя как стилиста и знатока народной речи. От­нося его к числу «богатейших лексикаторов наших», Горький призывал писателей учиться у него умению черпать художественные средства из сокровищницы уст­ного народного творчества — фольклора.

Произведения Мельникова Павла Ивановича неоднократно переиз­давались в советское время. Они поль­зуются популярностью у советского чи­тателя.

Умер — [1(13).II.1883], Нижний Новгород.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии