Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Минский Николай Максимович

Минский Николай Максимович

МИНСКИЙ (настоящая, фамилия —Виленкин), Николай Максимович родился [5(27).I.1855, село Глубокое Виленской губернии] в бедной еврейской семье — писатель.

В 1875 с золотой медалью закончил Мин­скую гимназию.

В 1879 — юридический факультет Петербургского университета, получив сте­пень кандидата.

Около полутора лет провел в Италии и Париже в качестве учителя детей барона Г. О. Гинцбурга.

В 1882 принял православие и вступил в церковный брак с Ю. И. Яковлевой (ав­тором повестей и рассказов под псевдоним Юлия Безродная).

С середины 80-х гг. числился присяжным поверенным окру­га Санкт-Петербургской судебной пала­ты, не уделяя, впрочем, службе много времени. В конце 80-х гг. Николай Максимович — архива­риус в Русском для внешней торговли банке.

К началу 1876 относятся первые публи­кации произведений Минского (несколько сти­хотворений в «Журнале русских романов и путешествий»). Летом, в разгаре пан­славистских настроений, был напечатан «Сон славянина» в оппозиционном тогда «Новом времени» (под псевдонимом Н. Валевский.

Крайне риторичная поэма Минского «На родине» о турецких зверствах в Бол­гарии привела в восторг И. А. Гончарова и была напечатана в первом номере «Ве­стника Европы» за 1877. Писатель становится постоянным автором «Вестника Европы». Гражданственная поэзия Николая Максимовича этих лет очень сочувственно воспринимается читателями. Запрещенная духовной цензурой поэма «Гефсиманская ночь» (1884) широко рас­пространяется в списках, в подпольной газете «Народная воля» (1879), печатается стихотворение «Последняя исповедь», тема ко­торого использована Репиным в картине «Отказ от исповеди перед казнью» (1879 — 85).

В 1883 по приказу министра внут­ренних дел был уничтожен первый сбор­ник стихотворений Минского.

Будучи певцом народного горя, писатель да­лек от ненависти к угнетателям. Печаль, бессилие и любовь — вот главные темы его творчества. В основном его гражданская ли­рика ходульна, подражательна.

В 1884 во взглядах Николая Максимовича происходит рез­кий перелом. Ясно понимая ограничен­ность поэтики и позиции поэтов — «пе­чальников горя народного», он видит выход в индивидуализме, доходящем до «самообожествления личности в делании, в творчестве». Эта первая в России «дека­дентская» декларация («Старинный спор», газете «Заря», 1884, № 183) в большей степени отвечала творческим склонностям Минского: сти­хи его (особенно философская лирика) становятся гораздо более индивидуаль­ными («Как сон, пройдут дела и помыслы людей...», «Нет двух путей добра и зла»), хотя некоторая рассудочность и холод­ность остаются характерными чертами поэзии Минского. Особенно интересно последнее стихотворение:

Нет двух путей добра и зла:

Есть два пути добра.

Меня свобода привела

К распутью в час утра.

То, что доныне средь людей

Грехом и злом слывет,

Есть лишь начало двух путей,

Их первый поворот.

Проклятье в том, что не дано

Единого пути.

Блаженство в том, что все равно,

Каким путем идти . . .

Философская теория Минского — меонизм (от платоновского «меон» — несуществующее) не встретила поддержки ни у марксистов (Плеханов), ни у идеалистов (Владимир Соловьёв, Бердяев). Стремление человека к идеальному, невозможному, несущест­вующему как желание познать бога, ра­створенного во вселенной и, следователь­но, непознаваемого, даже несуществующего для человека,— основа философского уче­ния Минского. Осознание этого парадокса сможет изменить человеческие взаимоотношения и должно стать религией будущего.

После прекращения работы «Религиозно-философских собраний», одним из ор­ганизаторов которых был писатель, в 1904 было получено разрешение на издание газеты «Новая жизнь». Эклектичность филосо­фии Минского, вера в наивный «социал-гуманизм» объясняют многое в его дальнейшей по­литической деятельности. После неудачи переговоров с П. Б. Струве, а потом с П. Милюковым, которых он хотел привлечь в качестве политических руко­водителей создаваемой газеты, было за­ключено соглашение с социал-демократами. М. Ф. Андреева становилась соиздателем газеты, разграничивались «зоны влияния». Первый же номер (единственный подпи­санный редактором-издателем) показал не­совместимость идеалистических концеп­ций Минского с ленинской программой газеты. Но он не снимает своей подписи (новое разрешение, да еще социал-демократам, было получить практически невозможно), пишет «Гимн рабочих», переводит «Интер­национал». Статья Ленина «Партийная организация и партийная литература», программа социал-демократов, «Заметки о мещанстве» Максима Горького были напечатаны в «Новой жизни».

Вскоре Минскому как редактору было предъявлено обвинение в «призыве к ниспровержению существующего строя»; после недолгого ареста поэт был выпущен под крупный залог и эмигрировал. В Париже Николай Максимович, кроме корреспонденций в мос­ковскую газету «Утро России», пишет демо­кратическую трилогию:

«Железный приз­рак» («Русская мысль, 1909, № 2),

«Малый соблазн» (альманах, изд. «Шиповник», № 12, 1910),

«Хаос» («Новая жизнь», 1912, № 12).

Основная тема трилогии — всеподавляющая власть вещей (к тому же пришел в своем «вещизме» Ален Роб-Грийе). Вещи, их существование и история оказывают­ся гораздо более важной категорией в жизни общества, чем существование са­мого человека. Трилогия Минского прошла поч­ти не замеченной, отдельной книгой была издана только одна пьеса, да и она так и не привлекла внимания исследователей.

Не нужно преувеличивать значения про­веденных сопоставлений. Существуют и весьма ощутимые расхождения между творческими концепциями экзистенциали­стов и Минского. Важнее то, что он, всецело ос­таваясь в рамках буржуазной культуры XX в., сумел поставить целый ряд воп­росов, которые позднее стали кардиналь­ными для культуры, не приемлющей за­воевания социалистического реализма, В то же время недостаточная литературная одаренность Минского не позволила ему найти ху­дожественные формы, адекватные идеям, опережавшим развитие литературы. По­жалуй, самый начальный, народоволь­ческий период творчества Минского — единствен­ный, когда отсутствие синтеза содержа­ния и формы проявляется не так заметно.

В 1922 вышли его последние книги, в од­ной из которых — драме «Кого ищешь?» — поэт как бы перечеркивает все свои преды­дущие идеалистические устремления. Для продолжения жизни гораздо важнее ока­зывается мало рассуждающий, но физи­чески сильный человек, который может поднять шкаф с книгами, чем философ, написавший все эти книги.

Последние пятнадцать лет Николай Максимович не писал. После революции, оставаясь в эмиграции, жил в Берлине, потом в Лондоне, где работал в советском полпредстве. После разрыва Англией дипломатических от­ношений с СССР, как и остальные со­трудники посольства, вынужден был уехать в Париж.

Умер — [2.VII.1937], Париж.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии