Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Нестор-Искандер

НЕСТОР-ИСКАНДЕР - автор значительной по своим литературным достоинствам древ­нерусской повести о взятии Царьграда (Константинополя) турками в 1453. Све­дения о его жизни мы узнаем из после­словия, дошедшего до нас в единствен­ном списке начала XVI века.

Совсем молодым Искандер попал в плен к туркам, был насиль­но обращен в магометанство. Находился в турецкой армии, осадившей Констан­тинополь; сочувствуя христианам, укло­нялся от прямого участия в боевых дей­ствиях. Вел тайно дневник осады — «писал в каждый день творимая деяния вне града от турков», а после взятия Царьграда, войдя в город, узнал многие подробности о положении и действиях осажденных греков и «вкратце» изложил в своей повести. В окончательном виде повесть далеко ушла от кратких дневни­ковых записей, ведшихся Искандером Легенда об основании Константинополя, упоминание о последующей судьбе города, различные пророчества о будущем освобождении Царьграда от власти неверных соединяются с детальной и живописной картиной осады с многочисленными приступами, мужеством защитников города — греков. Яркие и подробные батальные описания чередуются с проникнутыми религиозным лиризмом молениями осажденных. До­вольно разнообразный материал повести объединяется распространенной в средне­вековье идеей предопределенности судьбы большого города с последующим возрож­дением его после тягостного поражения и упадка. В какой-то мере (особенно в спис­ках, где идет речь о «русом народе», освобождающем Царьград) повесть примы­кает к другим древнерусским произведе­ниям, выдвигавшим теорию «Москвы — третьего Рима».

Но при всем интересе легендарного ма­териала, заключенного в повести, при композиционных достоинствах ее, самое лучшее и драматическое, что в ней есть,— это мастерские батальные описания, а так­же потрясающий драматизм в изображе­нии всех перипетий осады Константино­поля. Точность в передаче хода взятия Царьграда в повести Нестора-Искандера делает этот памятник одним из наиболее достоверных источников, рассказывающим об этом вид­нейшем событии средневековой истории.

Описание осады Царьграда в повести опирается на разработанную древнерус­скими книжниками стилистику воинских повестей старшего периода, но умение автора передать особенности боя с широ­ким применением огнестрельного оружия, еще не нашедшие достаточно выразитель­ных формул в старой воинской повести, сделало батальный стиль повести Нестора-Искандера образцом для последующей русской лите­ратуры. Батальный стиль повести о взятии Царьграда выразился в мастерской звуковой подаче боя, в умелом сочетании изображения массовых схваток с отдель­ными поединками. Великолепны в повести Искандера переходы от ожесточения боя к мо­литвенному ожиданию осажденных, не участвующих в битве. Широте батальных картин и взволнованности их описания помогает постоянное перенесение дейст­вия из одного лагеря в другой, парал­лельное описание действий царя Константина и султана Магомета. Длинная цепь следующих один за другим приступов превращает повесть в осадную летопись, каждый эпизод которой представляет что- то новое в древнерусском батальном стиле. С не меньшим мастерством излагаются в повести и легенды, и знамения, и проро­чества, восходящие к различным источни­кам вплоть до гомеровских поэм. Но даже и в этом наиболее традиционном материа­ле видна исключительная талантливость и оригинальность повести.

Сама значительность темы повести Нестора-Искандера, а также ее незаурядные стилистиче­ские достоинства обеспечили ей долгую и значительную роль в последующей древ­нерусской литературе. Как произведение, воссоздающее картину окончательного падения Византии, повесть включалась во все известные обобщающие труды по мировой истории. Войдя почти в полном виде в состав дополнительных статей Хро­нографа 1512, повесть затем с некоторыми изменениями включалась в Степенную книгу, в поздние русские летописи, в раз­личные редакции последующих Хроно­графов.

В хронографической редакции повесть Нестора-Искандера неоднократно печаталась в XVIII — XIX вв. (изд. 1-в 1713). Многочисленные ее списки в основном представляют хронографическую редакцию с некоторыми изменениями против единственного спис­ка с припиской Нестора-Искандера. Вместе с Хроногра­фом повесть широко распространилась в болгарской и сербской письменности. Силь­нейшее воздействие батального стиля по­вести испытали все сколь-нибудь значи­тельные позднейшие воинские повести — о Казанском взятии, повести эпохи «смуты», поздние редакции повестей о Куликовской битве, повесть об Азовском осадном сиде­нии и другие.

В исследовании повести мнения разде­лились по вопросу о составе повести: многими учеными отвергалось участие Нестора-Искандера в окончательной обработке повести (М. Сперанский, Н. Гудзий, Г. Бельченко), другие (М. Скрипиль) путем стилистиче­ского анализа приходили к выводу об од­нородности всего материала повести, вклю­чая и дневник Нестора-Искандера.

Русские писатели. Биобиблиографический словарь.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии