Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Нефёдов Филипп Диомидович

НЕФЁДОВ Филипп Диомидович родился [6(18).X. 1838, Иваново] в семье мелкого предпринимателя — писатель, археолог, этнограф.

Отец Филиппа Диомидовича, выходец из крепостных, владелец небольшой фаб­рики, человек крутой и самовластный, придерживаясь патриархальных домост­роевских порядков, воспитывал сына в духе преданности престолу и вере право­славной.

В 1849 Филипп Диомидович окончил церковно­приходское училище с похвальной грамо­той «за отличные успехи в науках и при­мерно-скромное поведение» и был «при­ставлен к делу». Вначале трудовой деятельности вел конторские книги, затем, ездил по деревням и селам, ску­пая лен и пеньку. Во время одной из таких поездок Нефёдов познакомился с Н. Ашмариновым — сотрудником «Костромских губернских ведомостей», ставшим его литературным отцом.

В 1859 появляются первые произведения Филиппа Диомидовича — рассказ «Галичская ярмарка» («Костромские губерн­ские ведомости», № 4) и очерк «Из путе­вых заметок по Нерехтскому уезду» (там же, № 9), читатели сразу же обратили на них внимание, они отличались свежестью и правди­востью зарисовок, содержательностью, оригинальностью, неповторимостью писательской манеры, большим знанием изображаемого материала.

С 1861 печатался под разными псевдонимами: Уводин, Незаметный, Нескажуся в газете «Московские ведомости» и «Век». Его заметки, изобличающие произвол властей, призывающие нести народу свет знаний, вызывают сильную злобу тех, в кого метил писатель. «А ивановцы-то! Ивановцы в каком оже­сточении, так и скрипят зубами, съесть вас хотят, только покажись»,— писал Нефёдову революционер С. Г. Нечаев по поводу реакции определенных кругов на его статьи («Перед кончиной», «Чертово боло­то»).

В 1862 Филипп Диомидович слушает цикл лекций в Московском университете, одновременно продолжает много и плодотворно работать, сотрудничает в «Развле­чениях» и «Будильнике». Наиболее тесно стал работать с еженедельником «Развлечение», который часто публиковал его смелые сатирические заметки на экономические и политические темы: очерки «Перед кончиною (блаженной памяти откупу)» 1863,

«Чертово болото» 1864,

«Мой дневник (заметки общественные, литературные и иные)» 1866, принесшие ему первый успех у широкой публики.

В 1865 г. писатель стал редактором нового московского журнала «Книжник», целью которого было «изучение мысли, желания, стремления народных масс». Свои статьи в новом журнале Филипп Диомидович публиковал под псевдонимом Заушилов.

 

В 1868 печатается «Де­вичник», («Отечествен­ных записках» № 9) первое крупное этнографическое произведение писателя, пронизанное страстной ненави­стью к «богатству неправедному» и сочув­ствием к «бедным труженикам». Впервые очерк был опубликован за подлинной фамилией и именем автора.

В 1871 вышла повесть «Безоборочный» сразу завоевавшая признание большого круга читателей и особенно молодежи. В 1872 была иллюстрирована В.М. Васнецовым и вошла в сборник повестей «На миру».

В 1871 очерке «Святки» («Отечественные записки») Нефёдов рисует бытовые картины досуга фабричной моло­дежи, которая по праздникам вырывается из-под гнета изнуряющего труда. Очерк интересен не только тем, что воспроиз­водит народные обычаи, обряды, песни, верования, но и подчеркивает социальные контрасты растущего капиталистического города.

В 1872 выходит цикл очер­ков «Наши фаб­рики и заводы» об ивановских ткачах, в газете «Русские ведомости», постоянным корреспондентом которой стал Филипп Диомидович. Очерки живописны, колоритны, контрастны, взятые из жизни. В них писатель нарисовал страш­ную картину труда рабочих Ивановской мануфактуры. Страдая и негодуя, рассказывает о тру­де превышающий пределы человеческой возможности, иссушающем мускулы рабочего, для­щемся по 14—16 часов в сутки, о смрадном воздухе казарм, похожих более на скот­ские загоны, нежели на человеческое жи­лище, где ютятся рабочие со своими семь­ями. Автор страстно ненавидит город, считая его виновником всех зол, и скорбит о невозвратном прошлом, о старом Иванове, когда оно было деревней и жило здоровой трудовой жизнью, а обитатели его, не испорченные городской культурой, были совестливы, безмерно порядочны, чтили патриар­хальные обычаи и порядки. Щемящей тоской народника, видящего крушение своих иллюзий и понимающего, что ни­чего сделать нельзя, пронизан весь цикл. Об отдыхе рабочего, не менее ужасном, чем его труд, писатель не успел расска­зать, Шуйское жандармское отделение запретило печатание очерков.

В 1872 выходит сборник рассказов о деревне «На миру». Уже в самом заглавии писатель акцентирует внима­ние на том, что будет рассказывать о милых его сердцу событиях и фактах деревенской действительности. Жизнь труженика-крестьянина не менее тяжела, чем жизнь рабочего: земли мало, урожаи низкие, кулак-мироед безнака­занно грабит мужика, спаивает его, кре­стьянские дети мрут от голода и поваль­ных болезней. Выход Нефёдов видит в просвеще­нии. «Учись! Другой человек будешь, как выучишься!» — говорит один из его ге­роев. Считая невежество, суеверие, бес­просветную темноту деревни главным злом, Нефёдов обнаруживает лишь симптомы болезни, которой страдала самодержав­но-помещичья Россия, но не находит причин этой болезни — кричащих соци­альных противоречий. Писатель-народ­ник, не поднимается до понимания не­обходимости и неизбежности классовой борьбы.

С 1872 работает на должности управляющего делами «комиссии попе­чения о рабочих». Эффект деятельности комиссии был невелик, но тем не менее работа в ней отнимала много сил и вре­мени. В том же году был избран членом Общества любителей российской словесности

С 1874 литературная деятельность почти пре­кращается, он занимается этнографией, антропологией, ездит на раскопки, иссле­дует фольклор Башкирии. Собрал множество башкирских песен, сказок, преданий, обычаев, говора, легенд, сказаний.

И всё же результатом поездок по Оренбуржью и Башкирии стал выход в свет цикл очерков «На восточной окраине» с подзаголовком «Из путевых заметок»:

«Опечаленный город»,

«Русские переселенцы»,

«Меновой двор»,

«Башкирская старина».

А из цикла «Башкирская старина»:

«Зигда»,

«Ушкуль».

В 1874 стал членом-сотрудником Этнографического отделения Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

В 1882 Нефёдов пытается восстановить сотрудничество в «Отечественных записках», но его рас­сказы, пронизанные раздутым романтиз­мом, Салтыков-Щедрин не принимает.

«В жизни моей и литературной судьбе ле­жит что-то непостижимое, роковое: за всю мою симпатию, любовь и желание добра я встречал озлобление, вражду и брань, а литературные мои работы никогда не оценивались»,— жалуется писатель В. А. Гольцеву, редактору «Русской мыс­ли». Прогрессивные журналы его не пе­чатают, так как в его произведениях («На арестантском пароходе» и другие) нет ни бы­лого обличительного пафоса, ни былого последовательного реализма. Эксплуататор-кулак последних очерков писателя уже не паук-мироед, а христианин и благодетель, помогающий бедняку-крестьянину. Так в конце своего творческого пути Нефёдов Филипп Диомидович очутился на стороне либерального народничества, проповедующего смирение и опрощение.

В 80 гг. писатель сотрудничает с журналами «Наблюдатель» и «Северный вестник», в которых публикуются художественно-этнографические повести

«Ионыч. Из жизни и нравов лесного края» 1888,

«Лукавый попутал» 1892,

«Детство Протасова. Из жизни и нравов фабричного мира» 1893 автобиографическая повесть, в которой писатель повествует о своем безрадостном отрочестве и юности,

«Тайна реки» 1894,

«Чудесник Варнава» 1898

«Стеня Дубков» 1898.

В 90 гг. Нефедов Ф.Д. обратился к новой для русской литературной и общественной жизни теме - быту переселенцев. В очерках

«В горах и степях Башкирии»,

«Никитин починок»,

«Ушкуль. Горная башкирская легенда» и других писатель показал тяжелейшее положение переселенцев, трагические судьбы целых народов, лишенных отчей земли.

Умер — [12(25).III. 1902], Моск­ва.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии