Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Новиков Николай Иванович

Новиков Николай Иванович

НОВИКОВ Николай Иванович [27. IV (8.V). 1744, родовое имение Тихвинское- Авдотьино Московской губернии]— писатель-сатирик, журналист, книгоиздатель, просветитель.

С 1755 учился в дворянской гимназии при Московском университете, в 1760 ушел из нее.

В 1762 поступил па службу в Измайлов­ский гвардейский полк, принимал уча­стие в дворцовом перевороте.

В 1767—68 работал секретарем Комиссии по состав­лению проекта «Нового уложения». На заседаниях вел дневниковые записи дис­куссий, увидел нищету, бесправие кре­стьянства, жестокость крепостников и убедился в лицемерии Екатерины II. Работа в комиссии имела большое значе­ние для формирования антикрепостничес­ких и просветительских убеждений Новикова.

В январе 1769 был уволен в чине поручика в связи с роспуском комиссии, вскоре по­ступил на службу в Коллегию иностран­ных дел, где более пяти лет работал переводчиком.

В то время Екатерина II, разрешила частным лицам издавать сатирические журналы.

В январе 1769 появился первый журнал «Всякая всячина», фактическим руководителем ко­торого была сама царица. «Всякая вся­чина», отстаивая «улыбательную» сатиру, рекомендовала «не целить на особ, а един­ственно на пороки», не связанные с кон­кретными лицами и русской социальной действительностью. Вместо сатиры Ека­терина, по существу, требовала гимнов и песнопений своему царствованию.

В мае 1769 воспользовавшись разрешением Екате­рины, Николай Иванович Новиков. стал издавать журнал «Трутень». От имени Правдулюбова он вступил в полемику с «госпожой» «Всякой всячиной» и отстаивал боевую, социаль­ную сатиру, направленную на обличение не пороков вообще, а конкретных носи­телей этих пороков. Идейное направление журнала определял эпиграф, взятый из басни Сумарокова: «Они работают, а вы их труд ядите». В журнале контрастно изображалась жизнь дворянских трут­ней и трудового крепостного крестьян­ства. Основными темами журнала были события и факты русской крепостничес­кой действительности, неразумность, не­справедливость которой он доказывал из номера в номер. Под пером Новикова сатира приобрела остро социальный, откровенно антикрепостнический характер. Разобла­чая дворянство, писатель создал яркие обобщенно-сатирические образы. Безрассуд рассуждает: «Я господин, они мои рабы, они для того и сотворены, чтобы... и день и ночь работать и исполнять мою волю исправным платежом оброка». Змеян «кричит и увещает, чтоб всякий поме­щик... был тираном своим служителям... и чтоб одна жестокость содержала сих зверей в порядке и послушании». Вместо славословия в честь царствования Екате­рины Новиков Н.И. нарисовал неприглядную кар­тину произвола и деспотизма чиновно-бюрократического аппарата. Писатель по­казал, что в России нет ни законности, ни справедливости; государственные учреж­дения и суды отданы на откуп взяточни­кам, казнокрадам. «Трутень» сообщал, что некоему судье «потребно самой свежей и чистой совести», а воевода в связи с отъ­ездом па новое место назначения «за не­надобностью продает совесть». Развер­нутая картина судейского самоуправства и взяточничества представлена в «Письме, дяди к любезному племяннику» и в исто­рии о пропавших часах судьи. Эти произ­ведения разоблачали лживость лицемер­ных заявлений Екатерины о торжестве правосудия во время ее царствования.

Большое значение придавал писатель борьбе за русскую национальную культу­ру, решительно выступал против рабского преклонения дворянства перед иностран­щиной. В одном из журналов он сообщал о молодом поросенке, отправившемся за границу, откуда вернулся «совершенной свиньей». На страницах журнала беспо­щадно высмеивались щеголи и щеголихи, придворные бездельники и паразиты, презирающие народ и свою страну, убежденные, что «русские ничего хорошего делать не могут, как иностран­ные». Основным социальным злом, против которого была направлена сатира, для Новикова было крепостное право, поддерживае­мое самодержавием. Особенно резко и яр­ко сатирический удар по крепостничеству был нанесен в знаменитых «Копиях с от­писок» крестьянских и «Копиях с помещичьего указа» по крестьянам. Неотрази­мым языком документа и сухих цифр писа­тель создал картину бедственного положе­ния крестьян, помещичьего произвола и деспотизма. Староста Андрюшка сообщает своему барину, что указ господский вы­полнен: деньги подушные, оброчные соб­раны, а «больше собрать не могли: кре­стьяне скудны, взять негде». Драматична судьба крестьянина Филатки, который ничего не может заплатить, потому что «сам все лето прохворал, а сын большой помер, остались маленькие ребятишки, и он нынешним летом хлеба не сеял, не­кому было землю пахать, во всем дворе была одна сноха, а старуха его и с печи не сходит». За недоимки у него уже взяли две клети, корову, больше продавать не­чего. В то время как помещик отбирает у мужика все до последней нитки, кресть­яне проявляют к бедному Филату сочувствие, оказывают помощь: платят за него подушные, дают корову, чтобы прокор­мить ребятишек и больную старуху. В по­лемике со «Всякой всячиной» писатель остро­умен, беспощаден, находчив и неуязвим, а его острая сатира так метко била в цель, что разгневанная Екатерина, не в силах вести с ним спор, вынуждена была применить власть и в апреле 1770 за­крыла «Трутень».

В 1770-е гг. Николай Иванович издавал журналы «Пусто­меля» (1770), «Живописец» (1772—73), «Кошелек» (1774) и другие. Хотя в них писа­тель был более осторожным, они носили по-прежнему оппозиционный характер.

В «Пустомеле» был помещен целый ряд ярких сатирических статей («Послание к слугам моим» Фонвизина, «Ведомость», «Истинное приключение»), направленных против дворянства и крепостного права. В «Завещании Юнджена, китайского ха­на к оппозиционных дворянских кругов поса­дить на русский престол законного на­следника Павла I, и через два месяца новый журнал также был закрыт.

Журнал «Живописец», который пользовался большим успехом и при жизни писателя выдержал пять изданий. Соблюдая осторожность, издатель из так­тических соображений ставит новый жур­нал под покровительство царицы, посвя­тив его сочинителю комедии «О время!».

Продолжая идейно-тематическое направ­ление «Трутня», писатель по-прежнему обличает дворянство, утратившее связи с родиной, национальной почвой, наро­дом, русской культурой. Он создает яр­кие карикатуры щеголей и щеголих, вы­смеивает их язык, засоренный иностран­ными словами. Журнал, издававшийся накануне Пугачевского восстания, смело и решительно выступал не только против отдельных злоупотреблений помещиков-деспотов, но в ряде произведений поднял­ся до глубокого обличения крепостного права как системы угнетения народа, хо­тя и не дошел до революционных выводов, оставшись на позициях дворянского ли­берализма.

Наиболее значительными и яркими про­изведениями «Живописца» были «Письма к Фалалею» и «Отрывок путешествия в ***И***Т***». В первом из них отец, мать и дядя пишут письма юноше Фалалею, уехавшему служить в Петербург. В пись­мах дается яркая сатирическая картина быта и нравов, повседневной крепостни­ческой практики невежественных и жесто­ких помещиков в деревне, названной иро­нически Благополучной. Трифон Панкратьевич служил в армии, потом по граж­данской части, он был уволен «от дел за взятки». Теперь он живет в своем имении и жалуется на новые порядки, которые стали несравненно хуже «благословен­ного» прошлого. «Эх! — вспоминает он былое,—перевелись старые паши боль­шие бояре: то-то были люди, не толь­ко что со своих, да и с чужих кожи дра­ли. То-то пожили да поцарствовали, как сыр в масле катались: и царское, и дво­рянское, и купецкое — все было их; у всех, кроме бога, отнимали; да и у того чуть тако не отни...» Отлично усвоив нау­ку «отнимания и обирания», он жалуется на то, что его доходы с разоренных мужи­ков уменьшаются. Верной помощницей выступает и его супруга: «Я за то ее и люблю, что уж коли примется сечь, так отделает, перемен двенадцать подадут». Не отставал от родителей и Фалалеюшка. «Куда какой ты был проказник смолоду! — умиляется отец. — Как, бывало, примешься пороть людей, так пойдет крик такой и хлопанье, как будто за уголовье в за­стенке секут; так, бывало, животики надорвем со смеха». По политической заост­ренности, яркости картины крепостничес­кого быта, язвительности и тонкости иронии, меткости и выразительности язы­ка «Письма к Фалалею» принадлежат к самым ярким страницам сатирической литературы XVIII в., которые будут продолжены Фонвизиным в «Недоросле».

В противоположность дворянским писателям, которые идиллически рисовали крестьян в виде добродетельных пастухов и пастушек, блаженству которых завиду­ют даже цари, Новиков в «Отрывке путешествия в...» обнажил ужасы русской крепостни­ческой действительности. Писатель пока­зывает жизнь крестьян деревни Разорен­ной, «сего обиталища плача», страдающей и изнемогающей под невыносимым гнетом «жестокосердного тирана». За три дня путешествия рассказчик нигде не нашел ничего, «похвалы достойного». «Бедность и рабство повсюду встречалися со мной в образе крестьян». В деревне Разорен­ной все, начиная с внешнего вида улицы и кончая внутренностью избы, свидетель­ствовало о безграничной бедности и край­ней степени разорения. Особенно тяжело и безрадостно положение крестьянских детей, всегда голодных и смертельно за­пуганных помещиком. Несмотря на ряд тактических оговорок о «премудрости, сидящей на троне», Писатель публикацией этого произведения проявил политическую сме­лость и гражданское мужество. «Отрывок путешествия в...»—первое самое сильное и негодующее изображение крепостного раб­ства вплоть до выхода «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева. «Отрывок путешествия в...» вызвал величайшее воз­мущение помещиков-крепостников, при­дворных, справедливо усмотревших в нем дерзостные нападки на «целый дворян­ский корпус».

Новиковские журналы ознаменовали новый этап в развитии русской и европей­ской журналистики в период подготовки буржуазной революции в Европе и кре­стьянского восстания в России. Сатира Николая Ивановича принципиально отличалась от сатиры классицизма. Вместо рационалистическо­го протеста против абстрактного челове­ческого зла, выраженного в условно- схематических образах, писатель принес в литературу новые приемы изображения действительности. Протестуя против идеа­лизации, прикрас действительности, свой­ственных «Всякой всячине», писатель стремился правдиво показать русскую крепостни­ческую действительность, какой бы горь­кой и жестокой она ни была. «Удалитесь от меня, ласкательство и пристрастие, низкие свойства подлых душ: истина пером моим руководствует!» — заявлял автор в «Отрывке путешествия в...». Отстаи­вая необходимость сатиры на социальные явления и «на лица», писатель оперировал точ­ными фактами, реальными событиями, добиваясь конкретизации и типизации изображаемых явлений. Для новиковской сатиры характерно исключитель­ное разнообразие сатирических жанров, связанных с жизнью, практической дея­тельностью человека: путешествие, но­велла, послания и письма, диалог, па­родия на деловой документ, «ведомо­сти» и объявления, рецепты, письма к издателю, редакционные примечания. Хо­тя в сатире Новиков еще сохраняются тра­диционные схемы, прямолинейность и односторонность образов, свойственные классицизму (Чужехват, Криводушии, Чистосердов, Любомудров и др.), в лучших своих произведениях писатель подходит к созданию живых типических образов-характеров («Письма к Фалалею» и др.). На смену торжественно-деклама­ционному языку классицизма в сатиру Новикова Н.И. пришла живая, повседневная речь, свой­ственная изображаемому герою: каждый заговорил по-своему. Все это отдаляло его сатиру от поэтики классицизма и зна­меновало зарождение реалистических приемов изображения действительности.

Рожденная на основе социальных про­тиворечий русского общества XVIII в., его сатира носила социальный, острополи­тический характер. Обличая паразитичес­кий образ жизни представителей господ­ствующих классов и защищая интересы крепостного крестьянства, писатель вос­стал против утраты в современных усло­виях человечности, вел борьбу против крепостничества, превращающего русско­го крестьянина в раба, ослабляющего силу русского народа, возможности его прогресса. Писатель объективно способ­ствовал нарастанию в России сил проте­ста против крепостничества и самодержавия. Добролюбов справедливо писал: «Но­виков, как известно, был первый и, может быть, единственный из русских журналистов, умевший взяться за сатиру смелую и благородную, поражающую по­рок сильный и господствующий. Он за­трагивал такие вопросы и интересы, ко­торые только еще в настоящее время на­ходят свое разрешение...»

В годы реакции после Пугачевского восстания Новиков отказывается от политичес­кой сатиры и все свои силы отдает просве­тительской деятельности. «Патриотичес­кая ревность к возлюбленному Отечест­ву» в новых условиях заставляет его искать новые формы борьбы, чтобы «при­общить что-либо к пользе и благостоянию своих сограждан». Писатель приходит к убеждению, что в современных усло­виях только распространение знаний яв­ляется единственным способом уничтоже­ния зла и воспитания истинных граждан. Он разрабатывает программу воспитания нового поколения «единоземцев» в духе патриотических и гражданских добле­стей.

В 1774 Новиков ушел в отставку и всецело отдался литературной и книго- издательской деятельности.

С 1775 становится масоном.

В сентябре 1777 Николай Иванович начинает издавать пер­вый в России философский журнал «Утрен­ний свет». Рационалистическая философия просветителей XVIII в. нашла наиболее полное выражение в разрешении нрав­ственных проблем общественного бытия человека, его отношения к государству, окружающим людям, самому себе. В новом журнале главное внимание было сосре­доточено не на обличении, а на нравоуче­нии, изложении взглядов на поведение человека в обществе.

Журнал провозгла­шал человека центром мироздания: «Чело­век — истинное средоточие сотворенной земли и всех вещей, и главное для него заключается в познании самого себя». Нравоучение для Новикова было средством вос­питания добродетельного человека-граж­данина, который должен проявлять себя не в разгуле собственных страстей, а в практической деятельности на благо отечества. Став одним из влиятельных руководителей масонов, он использовал «братьев по ордену» в своих просвети­тельских и издательских целях.

В 1779 Новиков Н.И. переезжает из Петербурга в Москву. Начинается новый период в жизни писателя. Это было время нового подъема в развитии русского обществен­ного движения и расцвета литературы. Новиков развивает бурную просветительскую и из­дательскую деятельность. Он на десять лет арендует университетскую типогра­фию, на средства масонского ордена соз­дает «Типографскую компанию», имевшую еще две типографии.

Газета «Московские ведомости» (1779—89) издававшаяся Новиковым стала первой русской газетой европейско­го типа, где помещались не только офи­циальные материалы, но и политические статьи о современных, особенно американ­ских, событиях, внутренней жизни стра­ны.

В 1781 вместо «Утреннего света» стал выхо­дить журнал «Московское ежемесячное из­дание».

С 1783-84 выходило «Приложение к «Московским ведомостям» , за­ключавшие «в себе собрание разных луч­ших статей, касающихся до философичес­ких и словесных наук и других полезных знаний».

С 1782-86 выходили периодические издания, как «Городская и деревенская библиотека».

С 1785—89 первый русский детский журнал «Детское чтение», «Экономический мага­зин», посвященный вопросам сельского хозяйства.

Во всех этих периодических изданиях писатель осуществлял свою просветительскую программу, доказывая, что «причина всех заблуждений человека есть невежество, а совершенства — знания». Иногда он, возвращался к острым социальным и по­литическим проблемам.

В статье «Рас­суждение о войнах» автор размышлял «о справедливых и несправедливых» (по терминологии журнала) войнах. Осуждая несправедливые войны, он утверждал, что к справедливым следует отнести не только оборонительные от внешних захватчиков но и освободительные против поработите­лей, примеры которых он видел в Гол­ландии и в Америке. Воспитывая патрио­тические чувства, Новиков Н.И. писал: «Любовь к отечеству, любовь к благу обществен­ному обязуют нас посвятить с удоволь­ствием имения и жизнь нашу к подкреп­лению государства и к благополучию со­граждан».

В статье «Философ» высказы­валась актуальная для России мысль, что только свобода способствует расцвету наук, художеств и только народ является истинным хранителем завоеваний науки.

А в статье «Государь» решительно осуж­дался фаворитизм, деспотизм самодержца.

Помимо журнально-издательской дея­тельности, Новиков выступал в эти годы и как автор художественных, философских, экономических сочинений: цикл сатири­ческих рассказов «Пословицы россий­ские» (1782), цикл статей на философские темы. Особенно большое значение имела его статья «О воспитании и наставлении детей» (1783). В ней он обосновывал си­стему умственного, нравственного и фи­зического воспитания молодого поколе­ния. Уделяя особое внимание воспитанию патриотических и гражданских чувств, ав­тор подчеркивал необходимость развития у детей самостоятельности мышления, человеческого достоинства, уважения к людям без различия национальности и имущественного состояния.

Главным жизненным делом этих лет была книгоиздательская деятельность, которая определялась не коммерческими, а просветительскими целями. Самой на­сущной задачей для России было распро­странение грамотности, поэтому в первую очередь он издавал большое количество учебных пособий: азбуки, буквари, грам­матики, арифметики, учебники по исто­рии, географии, книги для первого чте­ния и т. д. Выпускал Новиков и общеобразова­тельные книги по таким прикладным нау­кам, как сельское хозяйство, агрономия, медицина. Много уделялось внимания изданию переводных философских сочине­ний Вольтера, Руссо, Дидро, Локка, Монтескье.

Большое значение придавал просвети­тель пропаганде художественной литера­туры. Еще в 1772 вышел «Опыт историчес­кого словаря о российских писателях», являющийся первым опытом библиогра­фического словаря.

В 70-е гг. издава­лась «Древняя российская Вивлиофика» (1773—75), в которой публиковались ста­ринные документы, повести, драмы. Впер­вые широко познакомил книгоиздатель русского чи­тателя с классиками западноевропейской литературы, опубликовав переводы сочи­нений Мольера, Корнеля, Расина, Бо­марше, Свифта, Шеридана, Фильдинга, Стерна, Лессинга и многих других. Около трети всех книг, изданных в эти годы в России, приходилось на долю новиковских типо­графий. Для широкого распространения книг среди населения Николай Иванович в 16 городах организовал книжную торговлю, в Моск­ве открыл библиотеку-читальню. На сред­ства «Типографской компании» основал две школы для детей разночинцев, от­крыл бесплатную аптеку.

Во время голо­да в 1787—89 он оказал большую, по тогдашним масштабам помощь голодаю­щим крестьянам.

Имя Николая Ивановича становилось очень популярным, а его деятельность казалась Екатерине опасной и подозрительной, и она начала его преследовать. Царица приказала мит­рополиту Платону проверить все издавав­шиеся им книги для отыскания ереси и крамолы («испытать в вере», вызывать к губернатору для допроса), запретила продолжать аренду университетской ти­пографии.

В 1792 13 апреля по указу Екате­рины Новиков был арестован, и заключен на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость. После смерти Екатерины Павел I в 1796 освободил его, но не разрешил издатель­скую и общественную деятельность. Не улучшилось положение опального писате­ля и при Александре I. Для писателя наступила гражданская смерть.

Больной, одинокий и разоренный, оторванный от всего, в чем он видел жизненное призвание,писатель про­жил последние годы в родовом имении Тихвинское-Авдотьино под Москвой.

Гражданский и просветительский под­виг Новикова Н.И. высоко оценили революционные демократы Белинский, Добролюбов, Чер­нышевский. В. И. Ленин подписал Поста­новление Совета Народных Комиссаров о сооружении памятников деятелям рево­люции, писателям и поэтам, среди кото­рых было и имя Новикова Николая Ивановича.

Умер — [31. VII. (12.VIII). 1818], в имение Тихвинское-Авдотьино Московской губернии.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии