Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Павлова Каролина Карловна

Павлова Каролина Карловна

ПАВЛОВА (Яниш) Каролина Карловна родилась [10 (22).VII.1807, город Ярославль] — русская поэтесса.

Родилась в семье Карла Ивановича Яни­ша, врача по специальности, получившего образование в Лейпциге.

В 1808 он был переведен из Ярославского Демидовского лицея в Москву на должность профессо­ра физики и химии Московской медико-хирургической академии.

Каролина Карловна получила прекрасное домашнее образование, кото­рым руководил ее отец, человек с энци­клопедическими знаниями и широкими научными и художественными интереса­ми. Он занимался с дочерью физикой, математикой, химией, рисованием, исто­рией искусств, а для занятий иностранными языками, литературой и музыкой приглашал лучших в Москве учителей. Обладая исключительными способностя­ми, любознательностью и памятью, она получила разностороннее образование и свободно овладела многими иностранными языками. На развитие ее большое влия­ние оказало посещение салона А. П. Ела­гиной. Оно ввело Павлову в круг современ­ных вопросов общественной и культур­ной жизни в России и на Западе и позво­лило лично познакомиться с представи­телями русской мысли и литературы (Жуковским, Вяземским, Чаадаевым, Бара­тынским, Дельвигом, Языковым, И. Ки­реевским, Погодиным, Шевыревым, Хо­мяковым, Веневитиновым, Герценом, Ога­ревым и другими). Через Елагиных Павлова стала бывать в салоне княгини 3. Волконской, где познакомилась с А. Мицкевичем, полю­била его и получила от него предложе­ние. Но брак не состоялся из-за несог­ласия ее родных. Мицкевич вскоре уехал за границу. Встреча с ним стала огром­ным фактом в духовной жизни Павловой. Она сохранила на всю жизнь в душе и твор­честве свою любовь к А. Мицкевичу, о которой писала в глубокой старости: «Вос­поминание об этой любви и доселе яв­ляется счастьем для меня» («Историче­ский вестник», 1897, № 3, с. 1086).

Литературная деятельность Каролины Карловны началась во 2-й половине 20-х гг. Но из ранних ориги­нальных произведений ее сохранились лишь два стихотворения на немецком язы­ке, относящиеся к 1827.

Многое из напи­санного ею утеряно, в частности перевод на немецкий язык «Конрада Валленрода» Мицкевича, отправленный поэтессой вме­сте с посвящением Гёте, который с по­хвалой отозвался о нем Мицкевичу.

Пер­вым печатным произведением Павловой была кни­га оригинальных стихотворений и пере­водов из русских поэтов на немецкий язык («Das Nordlicht»), вышедшая в 1833, куда вошли стихотворения Пушкина, Ба­ратынского, Языкова, русские песни и оригинальные ее произведения.

В 1837 Каролина Карловна получила наследство от бо­гатого родственника и в том же году вышла замуж за писателя Н. Ф. Павлова. Хотя говорили о браке по расчету, но первые годы ее супружеской жизни были счастливы. Их связывали литературные интересы, общее знакомство с литератур­ными кругами и взгляды на русскую дей­ствительность. Они сочувствовали про­грессу, осуждали самодержавно-крепо­стнический деспотизм, грубость и неве­жество барства.

В 1839 у них родился сын. Павловы в это время жили в пол­ном материальном довольстве, позволяв­шем им давать еженедельно богатые ли­тературные вечера.

Их салон с конца 30-х гг. и в 40-х гг. был самым известным и многолюдным в Москве. В нем бывали Белинский, Лермонтов, Гоголь, Акса­ковы, Киреевские, Хомяков, Шевырев, Самарин, Герцен, Огарев, Сатин, Грановский, Тургенев, И. Панаев, Григорович, Н. Берг, Кетчер, Н. Мельгунов, Мей, Фет, А. Григорьев. Появились люди и из старшего поколения: Загоскин, А. И. Тур­генев, М. А. Дмитриев, Вяземский, Баратынский и другие.

На собраниях у Павловых обсуждались вопросы, волновавшие со­временные умы, на них «соперники яв­лялись во всеоружии, с противополож­ными взглядами, но с запасом знания и обаянием красноречия» (Б. Н. Чичерин, Воспоминания, Москва сороковых годов, М., 1929, с. 8).

Во многих стихотворениях поэтессы отразились споры, происходившие на их вечерах («Разговор в Трианоне», «Про­метей» и других).

Но при видимом благопо­лучии счастье Каролины Карловны оказалось непрочным. Картежная игра мужа привела семью к разорению, и супруги разошлись. Она уехала из Москвы, осуждаемая друзья­ми мужа, сосланного в Пермь.

С июня 1853 до середины мая 1854 она с матерью и сыном сначала жила в Дерпте, а затем в Петербурге.

Весной 1856 уехала за границу. Путешествуя по Европе, побывала в Константинополе, Риме, Ве­неции, Неаполе, жила в Интерлакене и Дрездене.

В 1858 возвратилась в Россию и, прожив лето в Москве, вновь уехала и решила навсегда остаться в Дрездене. Решение покинуть Россию было мучительным событием в её жизни. Это было не добровольное решение, а ре­зультат сложившихся непоправимых об­стоятельств. Кроме возникших неприяз­ненных отношений к ней старых знакомых, преследований кредиторов, не малое зна­чение имели отзывы критики (Некрасова, И. Панаева, Чернышевского, Добролюбова и других), в которых ее имя сопровож­далось резким осуждением и насмешками, вызванными ее враждебным отношением к демократической критике.

В 1859 Каролину Карловну обрадовали два события. Она была из­брана почетным членом Общества люби­телей российской словесности при Мос­ковском университете. И в том же году в Дрездене познакомилась с А. К. Толстым, общение с которым перешло в дружбу и деятель­ное сотрудничество. Перевела на не­мецкий язык его стихи, драмы «Смерть Иоанна Грозного» и «Царь Федор Иоаннович», поэму «Дон Жуан».

В 1863 вышел в Москве сборник стихотворений Павловой К.К., вы­звавший отрицательные отзывы критики, в том числе М. Е. Салтыков-Щедрина, назвав­шей ее поэзию «мотыльковой» за ее де­кларацию «Мотылек».

В 1866 она приезжала в Россию, гос­тила у А. К. Толстого, читала в Москве в Обществе любителей российской словес­ности отрывки из своего перевода трагедии Шиллера «Смерть Валленштейна».

Выехав в 1866 из России, поэтесса в нее уже никогда более не возвращалась, доживая свою одинокую старость в местечке Хлостервиц около Дрездена, который она по­кинула из-за недостатка средств на город­скую жизнь. Здесь она продолжала не­устанно трудиться, несмотря на начав­шуюся болезнь глаз и материальные ли­шения.

Она писала воспоминания, из которых сохранился лишь отрывок, на­печатанный в «Русском архиве» (1875); занималась переводами на немецкий язык и оригинальным творчеством; на закате своей жизни (1891) начала готовить к из­данию полное собрание своих стихотворе­ний, переданное внуку Д. И. Павлову, которое в печати не появилось, и судьба его до сих пор остается неизвестной. Умерла Каролина Карловна на 86-м году жизни в одино­честве и нищете. Ее похоронили, по сви­детельству современников, на счет ме­стной общины, продав для покрытия рас­ходов ее скудное имущество.

Творчество Павловой К. К. делится на три периода.

Первый продолжался с конца 20-х гг. до начала 40-х, когда она создает преиму­щественно драматические фантазии и бал­лады:

«Die Geisterstunde»,

«Die Nixe»,

«Ста­руха»,

«Огонь»,

«Монах»,

«Рудокоп»,

«Рас­сказ» и другие, содержанием которых яв­ляется сюжетно-лирическое изображение душевного мира человека в его внутренних связях с окружающей действительностью.

Сущность одной из ранних фантазий «Die Geisterstunde» (1831—32) не в фабуле, не в лирическом переживании героев, а в отражении того таинственного мира при­роды, который врывается в человеческую жизнь и разрушает ничем не возврати- мое счастье молодых людей. Драматизм содержания проступает через внешнюю идилличность, фантазию, автору прису­ща тревога за судьбу человека, разоча­рованность в идеалах руссоистского ро­мантизма. Дальнейшее развитие эти идеи находят в других балладно-фантастических произведениях, в которых речь идет уже о трагической борьбе страстей и внутренней дисгармонии в самом человеке. В них, в отличие от ранних фантазий, вводятся, хотя и скупо, бытовые детали, яркие психологические характеристики героев, воспроизводится борьба страстей. Но и в этих балладах герой дается вне конкретно-исторической обстановки, толь­ко со стороны морально-психологического его содержания. Так, в балладе «Рудо­коп» показано, как корыстная страсть овладеть богатствами заменяла юноше рудокопу искреннюю любовь к природе и сделала для него богатство «неба божь­его дороже, светлее звезд, нужнее дня», разрушив тем самым гармонию души и лишив жизнь его светлых радостей.

Могу­чая власть поэтического образа над душой человека раскрывается в балладе «Стару­ха». Созданный рассказом старухи образ красавицы приобрел неодолимую силу воз­действия на героя баллады потому, что рассказчица умела «ненаслушными сло­вами» «одеть в образ нежный» «сокро­венные мечты» своего слушателя.

Сила искусства, по мнению поэтессы, не в отражении действительности, а в выражении души человека, в воплощении его мечты, пре­ображающей жизнь. Эти мысли служат содержанием ее стихотворений, посвя­щенных поэзии и поэту, ее романтического отношения к ним («Сонет», 1839; «Поэт», 1839; «Мотылек», 1840, и др.).

Баллады Каролина Карловна связаны с тем особым интересом к вну­треннему миру человека, который харак­терен для 30-х гг. Как московские любо­мудры, а позднее члены кружка Станке­вича, она решает вопросы философии личности в духе шеллингианства, видя гармонию человека в подчинении его тем­ных эгоистических страстей власти ра­зума.

В творчестве Павловой в это время редко, но появляются не только темы внутренних противоречий личности, но и противоре­чий ее с социальной действительностью. К ним относятся стихотворения на исто­рические темы «Сфинкс» (1831), «Jenne d'Arc» (1837), «Милькеев» (1838), посвященные социальным проти­воречиям русской жизни 30-х гг.

Исто­рия Павловой представляется трагическим соеди­нением добра и зла и страшной загадкой, в усилиях, разрешить которую напрасно гибнут поколения.

В стихотворении «Сфинкс», на­веянном подавлением польского восста­ния 1830, этот исторический пессимизм нашел такое же выражение, как и в «Jenne d'Arc». Противоречие современной общественной жизни Павлова раскрывает на судьбе Милькеева, поэта-самоучки, кото­рого вело к гибели безучастное отноше­ние к нему меценатствующего барства.

Во второй период творчества (с начала 40-х до сер. 50-х гг.) основным поэтиче­ским жанром Каролины Карловны становится элегия, кото­рую она часто называет думой. Сюжет­ные произведения уже не занимают такого места, как в первый период, и приобретают сравнительно с ранними бал­ладами большую силу элегического звуча­ния и внутренний драматизм. Тематиче­ский диапазон её в это время исключи­тельно широк. Она пишет о поэзии, твор­честве, раздумьях о смысле жизни, молодом поколении, судьбе женщины, ис­тории, революции, России, религии, друж­бе, любви и так далее. Стихи ее носят характер внутреннего спора с самой собой, спора сомнения с верой, разочарования с на­деждами, в которых отражается драма­тизм личной судьбы поэтессы, пессимисти­чески окрашивающий лирическое содер­жание большинства стихотворений. Опыт и тревоги действительности заставляют Павлову в 40—50-е гг. узнать «надежд бессмыс­ленные ласки и жизни строгий при­говор». Разочарование начинает казаться неизбежным спутником человеческой жиз­ни

«Кто не стоял испуганно и немо

Пред идолом развенчанным своим?».

За­думываясь над своей прожитой «лучшей века половиной», она приходит к без­отрадному и мрачному выводу

«С грезой тщетной и упорной,

Может, лучше было ей

Обезуметь в жизни вздорной

Иль угаснуть средь степей».

Но вместе с тем, как бы жизнь ни разочаровывала, Павлова никогда окончательно не теряла веры в нее и убеж­дала себя в том, «что ложны в нас бессилье и смущенье, что даст свой плод нам каж­дый падший цвет». Одной из великих сил, которая побеждает невзгоды жизни, бы­ла для Каролина Карловна поэзия, радостный гимн кото­рой вырывается из уст измученной жи­тейскими испытаниями поэтессы:

«Одного, чего и святотатство Коснуться в храме не могло:

Моя напасть!

Мое богатство!

Мое святое ремесло!»

В 1847 было написано произведение «Двой­ная жизнь», которое может служить од­ним из автокомментариев, с особой пол­нотой и ясностью выражающих особен­ности мировоззрения поэтессы и драматизм ее зрелой лирики. В романе изображается светское общество и судьба девушки, ко­торая безропотно выходит замуж за слу­чайного человека, обрекая себя на дол­гую безрадостную жизнь, на участь бес­крылой Психеи, «рабыни шума и сует». Павлова убеждает романом, что внутренняя потребность красоты, добра и правды способны возродить душу человека, ко­торую уже бессильно погубить все обез­личивающее светское общество. Это про­изведение является исключительным в рус­ской литературе по своему художествен­ному своеобразию. Главная особенность его в том, что стихи и проза органически связаны между собой. Проза приобретает ритмичность, а затем переходит в стихи, в которых раскрываются сны и грезы молодой девушки. Переход прозаической речи в стихотворную впервые явился в на­шей литературе средством раскрытия вну­треннего мира человека. Критика еди­нодушно отметила достоинства произведе­ния П. В «Современнике» (1848, № 3, с. 47—60), в том же номере, где была напечатана последняя статья Белинского «Взгляд на русскую литературу 1847 го­да», появилась без подписи автора поло­жительная рецензия на роман «Двойная жизнь».

Со 2-й половине 40-х гг. Каролина Карловна все чаще от­кликается на важнейшие события эпохи. Наиболее значительными откликами яв­ляются «Разговор в Трианоне» (1848), «Разговор в Кремле» (1854) и другие. В это время интерес её к истории выражается в стремлении понять движущие силы ее, место в ней личности и народа. Истори­ческий прогресс она видит в развитии идей, во внутреннем совершенствовании человека.

Ее привлекают эпохи великих переломов, когда с особенной силой обна­руживается власть духа над инерцией от­живающего прошлого. О том говорит ее стихотворение «Ужин Полиона» (1857), которое уже относится к третьему периоду твор­чества поэтессы, то есть ко времени с середины 50-х до конца 60-х гг. Творчество этого времени совпадает с пережитой поэтессой жизнен­ной драмой, которая отразилась в пре­одолении характерной для ее поэзии па­тетики и вместе с тем рассудочности, а также традиционно-романтической сим­волики. Ее поэзия стала стилистически простой и человечески искренней. Об этом свидетельствуют ее стихотворения:

«Ты, уце­левший в сердце нищем» (1854),

«О бы­лом, о погибшем, о старом» (1854),

«Не пора!» (1858),

«Средь зол земных, средь суеты житейской» (1857),

«Гр. А. К. Тол­стому» и другие.

О том же свидетельствуют ее воспоминания, опубликованные и ос­тавшиеся неопубликованными, в которых критически изображается жизнь русско­го барства.

Творчество Павловой не утратило своего зна­чения. В нем отразился литературный процесс в период кризиса романтического гуманизма и обогащения русской поэзии новыми поэтическими средствами выра­жения лирического содержания и высо­кой культуры стиха, сложившейся на почве развития поэтических традиций пуш­кинской эпохи.

Умерла – [2(14).XII. 1893], м. Хлостервиц около Дрездена (Гер­мания).

 
Библиотечные мероприятия | Биографии