Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Полежаев Александр Иванович

Полежаев Александр Иванович

ПОЛЕЖАЕВ Александр Иванович родился [30.VIII (11.IX). 1804 (по др. версиям — 1805, 1806), село Рузаевка Пензенской губернии] — поэт.

Был внебрачным сыном пензенского по­мещика Леонтия Струйского и его дво­ровой Аграфены Федоровой, выданной после рождения сына за мещанина города Са­ранска Ивана Полежаева.

В августе 1816 переехал в Москву обучался в пансионах (при губернской гимназии и в частном пансионе Визара, ирониче­скую характеристику которого поэт дал в поэме «Сашка»). Александр Иванович всю жизнь тяготил­ся положением незаконнорожденного и не мог быть по существовавшему в то вре­мя законодательству принят в универси­тет.

В сентябре 1820 стал вольным слушателем словес­ного отделения Московского университета. Среда, к которой он примкнул в уни­верситете, отличалась демократизмом, и не случайно в ней возник тайный рево­люционный кружок бр. Критских (1827), по делу которых привлекался к допросу и Александр Иванович.

28 июля 1826 за вольнолюбивую по­эму «Сашка» Николай I отдал поэта в сол­даты Бутырского пехотного полка в Мо­скве. Расправа царя имела роковые послед­ствия для Полежаева 12 лет провел он в тяжелых условиях солдатской казармы, из них несколько лет в действующей армии на Кавказе, год содержался в тюрьме, неза­долго до смерти был подвергнут телесному наказанию с такой жестокостью, что, по словам очевидца, «долгое время после наказания поэта из его спины вытаски­вали прутья».

Поэт умер на койке военного госпиталя.

Герцен с горькой иронией пи­сал, что Николай «за чахотку произвел Полежаева в офицеры»: приказ о произ­водстве поэта в чин прапорщика застал его в предсмертной агонии.

Александр Иванович выступил в русской поэзии продолжателем тради­ций декабристов и выразителем идейных исканий передовых людей той эпохи.

В циклах стихов 1826—28—

«Вечерняя заря» (опубликованы в 1829),

«Цепи» (опубликованы в 1831),

«Рок» (опубликованы в 1832),

«Песнь погибающего пловца» (опубликованы в 1832),

«Ожесточенный» (опубликованы в 1832),

«Жи­вой мертвец» (опубликованы в 1830) — выра­жены им грустные настроения и одновре­менно антицаристские и тираноборческие убеждения. Поэт гневно осуждает царя:

Навсегда решена

С самовластьем борьба,

И родная страна

Палачу отдана.

Осмеяние церкви, бюрократических по­рядков и сословных привилегий, а так­же энергичный протест против политиче­ского строя Полежаева смело высказал в более ранней поэме «Сашка» (1825—26, впер­вые опубликована в 1861 в Лондоне, в России — в 1881):

Но ты, козлиными брадами

Лишь пресловутая земля,

Умы гнетущая цепями,

Отчизна глупая моя!

Когда тебе настанет время

Очнуться в дикости своей,

Когда ты свергнешь с себя бремя

Своих презренных палачей?

В поэме сказались впечатления от 1-й главы романа Пушкина «Евгений Оне­гин» (сходство в зачине «Мой дядя человек сердитый... Зато какая же мне скука»; сходство в строфе, напоминающей «оне­гинскую» строфу; шутливая манера из­ложения). В поэме видят своеобразный вызов дворянской литературе (герой поэ­мы бунтарь-разночинец, показан быт го­родского мещанства), хотя в ней нет никакой пародии на роман Пушкина или порицания Пушкину.

Для поэзии Полежаева 1826—28 характерна стра­стная любовь к свободе и яростная нена­висть к самовластию царя. Герой стихов этих лет — «неизменный друг свободы». Отвлеченные романтические образы «плен­ника», «живого мертвеца», а также образ демонического героя, мятежного отщепен­ца наполняют стихи тех лет. Однако Александр Иванович этим традиционным образам придал впол­не конкретное звучание. Переживая на­строения, порожденные катастрофой 14 декабря, и горечь своей судьбы, поэт сумел переключить личную исповедь, поражаю­щую смелостью протеста и ненавистью к царю, в план гражданской политической лирики. Острые выпады против царя, ко­торыми заканчиваются лирические стихи, возводят их в жанр политической сатиры.

Послание к другу «Александру Петро­вичу Лозовскому» (1828, впервые опубликовано в отрывках в 1829—30) еще полнее вы­ражает черты мировоззрения поэта и зре­лость его мастерства. Антицаристские мотивы здесь возвысились до прямого при­зыва к борьбе с самовластием. Поэт, со­чувствуя народу, бросает в лицо царю обвинение:

Поймешь ли ты, что царский долг

Есть не душить, как лютый волк,

По алчной прихоти своей

Мильоны страждущих людей.

Трагический конфликт певца вольно­сти с царем—притеснителем народа сопро­вождается, однако, горьким сознанием бес­помощности:

Бессилен звук в моих устах,

Как меч в заржавленных ножнах.

Таков удел борцов того времени. Но велика их заслуга в том, что они не мол­чали, а мужественно осуждали самодержа­вие, воспевали свободу и продолжали тра­диции декабристов. Александр Иванович передал члену кружка Критских, Петру Пальмину, текст песни Рылеева и Бестужева «Близ Фон­танки-реки». В духе агитационных песен декабристов он пишет и свое стихотворение «Ай, ахти! Ох, ура» (опубликовано в 1925), изображая в нем бедственное положение и глухой революционный протест солдат, обману­тых царем. Полежаев расширил круг идей и тем декабристской поэзии. В его стихах про­звучал голос в защиту и освобождение уг­нетенных царизмом народных масс.

С 1829 по 1833 Александр Иванович участвовал в военных экспедициях, походах и боях на Север­ном Кавказе, в районе крепости Гроз­ная, в горах Чечни и Дагестана. В это время он написал поэмы:

«Эрпели» (1830, опубликована в 1832),

«Чир-Юрт» (опубликована в 1832),

«Гременчугское кладбище» (опубликована в 1833).

В кавказских поэмах сказался демокра­тизм поэта и тесно связанный с ним реали­стический характер изображения. Полежаев рез­ко порывает с романтической традицией кавказской экзотики, культивируемой вся­кого рода эпигонами в литературе. Ге­рой его поэм равно чужд и образу ску­чающего, разочарованного человека, ко­торый бежит от света на Кавказ, и образу путешественника, эстетически осмысляю­щего жизнь и быт горских племен. Его герой одет в солдатскую шинель и на собственной спине испытал всю необы­чайную тяжесть солдатской жизни. Сол­датский ранец и «ратная сума» помогли поэту увидеть черты подлинной жизни сол­датской массы, тяжелые будни, изнури­тельные походы, стойкость и храбрость русского солдата. Он отдает дань ува­жения горцам как достойным против­никам, обращается к ним с призывом по­нять бессмысленность сопротивления. Осуждает виновников братоубийственной войны и, посылая им проклятия, меч­тает о том времени,

Когда воинственная лира

Громовый звук печальных струн

Забудет битвы и Перун

И воспоет отраду мира.

На Кавказе Александр Иванович увлекается народно­поэтическим творчеством гребенских ка­заков и создает несколько песен в духе народной лирики. Некоторые из них — «Архалук» (1833) и «Сарафанчик» (1835, опубликована в 1838) — широко известны и вош­ли в быт.

В поэмах «Видение Брута» (1833) и «Кориолан» (1834, опубликована в 1838) Александр Иванович, продолжая традицию декабристских ро­мантических поэм, где лица и события про­шлого привлекались для изображения событий и выражения политических идей современности, напомнил людям 30-х гг., занятым переоценкой роли личности в истории, о легендарных деятелях. Поэт, не стремясь к исторической точности, соз­дает образы борцов против тирании и вос­певает их подвиги. Слабыми сторонами в поэмах надо признать трактовку истории как стихийного процесса, невнимание к социальной основе событий и освещение сюжетов в абстрактно-психологическом плане. Поэмы Полежаева— поиски путей для про­буждения поколений к борьбе с - само­властием, непреклонным противником ко­торого он остался до конца своей жизни. В литературу и общественное сознание прошлого и нашего веков он и вошел как продолжатель дела декабристов.

Белинский и Добролюбов высоко цени­ли его наследие.

Герцен и Огарев приняли горячее участие в публикации его сти­хотворений, извлекая их из рукописной, потаенной литературы. В них Полежаев, по сло­вам Огарева, «заканчивает первую, не­удавшуюся битву свободы с самодержа­вием» (Избр. произв., т. II, М., 1956, с. 482).

Александр Иванович при всем тяготении к реализму от­дал дань отживавшим литературным сти­лям. Он не мог освободиться от риторики и романтических шаблонов мечтательного Жуковского. Он не преодолел незре­лости реализма, сказавшейся в натура­листических описаниях быта и нравов. Белинский отмечал у поэта невыдержан­ные и недоработанные стихи, в которых соединилась «грубая смесь прекрасного с низким и безобразным, грациозного с безвкусным».

Полежаев продолжал традиции Пушкина, свое­образно подражая ему и полемизируя с ним. Вражда к несправедливому обще­ственному строю, отрицание его и нена­висть к самовластию царя, гуманизм и де­мократизм роднят поэта с Лермонтовым. Александр Иванович искал новые пути в поэзии, хотя и не создал законченной поэтической систе­мы. Он и явился провозвестником ново­го разночинно-демократического этапа в развитии русской поэзии, вершиной ко­торого было творчество Некрасова.

Умер — [16(28). I. 1838], Москве.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии