Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Терпигорев Сергей Николаевич

ТЕРПИГОРЕВ Сергей Николаевич (псевдоним С.Атава) родился[12(24).V.1841, село Николь­ское, Усманского уезда, Тамбовской губернии] в дворянской семье — писатель и публицист.

С 1855-60 учился в Тамбовской гимназии.

В 1860 поступил в Петербургский университет на юридический факультет. К этому времени отно­сится его встреча с Чернышевским, Нек­расовым и Панаевым, с которыми он по­знакомился через своего родственника Ф. И. Рахманинова, цензуровавшего «Современник».

В 1862 за участие в сту­денческом движении Сергей Николаевич был исключен из университета и выслан из Петербурга на родину под надзор полиции.

С 1862-65 живя в деревне, Терпигорев публиковал свои обличительные коррес­понденции, рассказы и очерки в журнале «Русское слово», газете «Голос».

В 1867 вернув­шись в Петербург, он вскоре стано­вится сотрудником «Отечественных запи­сок».

В 1869-70 опубликованы очерки «В степи» — прелюдия его бу­дущей эпопеи «Оскудение» — и комедия «Слияние»

В последующие десять лет Сергей Николаевич Терпигорев почти ничего не пишет, занявшись предпринимательской деятельностью в различных торговых и промышленных фирмах.

В начале 80-х гг. возвращается к литературному труду и публикует в «Отечественных записках», редактируемых Щедриным, цикл «Оскудение. Очерки, за­метки и размышления тамбовского поме­щика» (1880), принесший писателю успех.

Сотрудничество Терпигорева в суворинском «Новом времени» (с 1881), после непродолжитель­ного участия в либеральной газете М. Стасюлевича «Порядок», вызвало негодование в кругах прогрессивных литераторов, осо­бенно Салтыкова-Щедрина. Терпигореву приходи­лось считаться с реакционным направле­нием газеты, но все же опубликованные здесь очерки и рассказы

«Оскуде­ния» 2-я часть,

«На родине»,

«Золотая книга»,

«Записки сытого человека»,

«Желтая кни­га»,

«Тамбовские семирамидины сады» и другие отличались остротой содержания, са­тирической силой и образностью.

В 1887 началось постоянное сотрудничество Сергея Николаевича в «Историческом вестнике» (издатель С.Н.Шубинский, редактировавший Собрания сочинений писателя).

В 80—90-е гг. писатель близко сходится с Лесковым, сближается с Чехо­вым, Маминым-Сибиряком, встречается с деятелями театрального и музыкального мира. В это десятилетие появляются в свет новые очерки —

«Потревоженные тени» (1888—90) и основанное на архивных ма­териалах публицистическое исследование.

«Раскаты Стенькина грома в Тамбовской земле» (1888), в котором сочувственно говорится о «надежде... крепостного люда избавиться от помещичьего и чиновничь­его гнета».

В последние годы жизни Терпигорев пишет воспоминания, в которых наи­более интересны материалы, посвященные 60-м гг.

Литературная известность Терпигорева С.Н. связана с циклами очерков и рассказов «Оскуде­ние» и «Потревоженные тени». Именно здесь писатель раскрылся как вдумчивый иссле­дователь и бытописатель исторических судеб русского поместного дворянства, его психологии, нравов.

В «Оскудении» писатель прослеживает, с чего и как на­чалось материальное обеднение дворян, закончившееся духовным, нравственным вырождением некогда сильного класса. Он приходит к выводу, что «всему виной крепостное право». Верный жизненной правде, Терпигорев рассказывает о предреформенных настроениях крепостников, объятых страхом перед мужиком и ждавших «чуть не поголовного своего истребления», о их растерянности перед «новыми временами», о попытке некоторых приспособиться к но­вым условиям путем введения «рациональ­ного хозяйства», об осознании дворян­ством своей исторической обреченности («такой силы нет, которая могла бы нас поднять на ноги и спасти»). Биограф Т. П. Быков, передавая впечатления со­временников писателя об «Оскудении», сообщал, что очерки были встречены «общими похвалами».

В новом цикле — «Потревоженные те­ни» - Сергей Николаевич уже специально обращается к предреформенной эпохе, к предыстории героев «Оскудения», чтобы отчетливее обо­значить причины социальной и экономи­ческой деградации поместного дворянства. Несмотря на расплывчатость обществен­ных позиций, писателю удалось создать антикрепостническую книгу, в которой нет и следа поэтизации дворянского быта. Развертывая широкую сатирическую па­нораму помещичьей жизни, писатель про­тестует против преступного обращения дворян со своими крепостными, которых травят собаками, секут, калечат непо­сильной работой, насилуют. «Потрево­женные тени» сильны своим гуманистиче­ским пафосом и демократизмом. «... Для меня,— писал Терпигорев в одном из нововременских фельетонов,— вне вопроса о мужике и земле не существует никаких вопро­сов».

К «Потревоженным теням» близки по теме и настроению «Тамбовские семирамидины сады» (1883), разоблачающие дворян-крепостников. Исторически верно и художественно объективно Терпигорев воспро­извел в своем творчестве черты буржуаз­ных хищников, «новых хозяев», несущих мертвящую, разрушающую стихию (куп­цы и кулаки покупают дом «на снос», сад — «на сруб», выгон — «на распаш­ку»), не связанных ни с прошлым, ни с будущим и живущих «одним настоя­щим».

Очерки Сергея Николаевича связаны с традициями пере­довой русской литературы. Они впитали в себя гуманистические идеи писателей «натуральной школы», критический пафос тургеневских «Записок охотника», скорб­ные и гневные интонации некрасовской поэзии. Произведения Терпигорева создавались под благотворным влиянием щедринской сатиры. Недаром его «Оскудение» приписы­валось современной критикой авторству Щедрина, а «Потревоженные тени» по сво­ей поэтике, идейно-художественной струк­туре прямо соотносились с «Пошехонской стариной». Несомненны творческие пере­клички Терпигорева с Гл. Успенским и народниче­скими беллетристами.

Художественная манера писателя определя­ется внутренним единством публицисти­ческого и образного решения проблем, тон­ким юмором, сатирическим живописанием, мастерским ведением диалогов, ирони­ческим наполнением отдельных слов, выра­жений, заглавий произведений, подзаго­ловков и эпиграфов. Следуя Салтыкову-Щедрину, он часто прибегает к циклиза­ции очерков, скрепленных не внешней сюжетной схемой, а глубокой внутренней мыслью, концепцией.

Почти все произве­дения писателя строятся на материалах его семейной хроники. Этот локальный момент, придавая живость и художествен­ную убедительность сценам и образам, сю­жетам и конфликтам, способствовал соз­данию обобщенных картин жизни. Основ­ное эстетическое требование, из которого Терпигорев С.Н. исходил в своей художественной прак­тике, было сформулировано им в автор­ском предисловии к «Оскудению»: «Мне дороже всего, чтобы мои картинки были как можно более верны действительно­сти...» Остался неосуществленным замысел Т. написать историю «мужичьего оскуде­ния»: «...если бы мне удались очерки дворян и потом — моя заветная мечта — очерки мужичьего оскудения, я был бы счастливейший человек.

Умер — [13(25).VI. 1895 г.], Петербурге.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии