Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Языков Николай Михайлович

Языков Николай Михайлович

ЯЗЫКОВ Николай Михайлович родился [4(16).III.1803,Симбирская губернии] в богатой помещичьей семье — поэт

С 1814-19 учился в Петербурге, сначала в Горном кадетском корпусе, затем в Институте инженеров путей сообщения (до 1820). Курса в обоих этих заведениях не кончил, так как не чувствовал никакой склонности к точным наукам.

В 1822 уехал для продолжения образования в Дерпт (ныне г. Тарту), где вскоре посту­пил на философский факультет университета (камеральное отделение).

Писать стихи Николай Михайлович начал еще в Горном корпусе. Тогда же завязались и его пер­вые литературные знакомства (с поэтом и издателем журналов А. Ф. Воейковым). Но по-настоящему талант его развернулся в Дерпте. Здесь он обрел и почву, питавшую его вдохновение, и благодарную аудиторию. За годы пребыва­ния в Дерпте расширились и укрепились его литературные связи. Он познакомился с Жуковским, Дельвигом, Рылеевым (во время своих наездов в Петербург).

С 1826—печатается в «Славянине», «Сыне Оте­чества», «Благонамеренном», в «Невском альманахе», «Полярной звезде» и других изда­ниях.

Пишет Николай Михайлович в это время чрезвычайно мно­го. Песни баянов и бардов, славящие под­виги и свободолюбие отцов, дружеские послания, застольные студенческие пес­ни, политические и любовные элегии — вот примерный репертуар его поэзии. Ему удается создать в своих стихах привлекательный и колоритный образ вольного поэта-студента, ускользнувшего на время от бдительного полицейского надзора, от опасной близости к русскому самодержа­вию и жадно пользующегося радостями нечиновного и неподнадзорного существо­вания. Политическая зрелость, бесстраш­ный и задорный вызов правительству, упоение гражданской свободой и молодое «буйство сил» (выражение Пушкина) со­ставляют пафос и отличительную черту вольнолюбивой лирики Языкова. Форма его стихов была под стать содержанию. В создании этого языковского «хмеля» наряду с содержанием стихов участвовал его звучный стих и виртуозное строение стихотворного пе­риода и смелость, новизна его поэтической речи.

К лучшим произведениям Языкова дерптского периода относятся два цикла сту­денческих песен 1823 и 1829:

«Муза» (1824),

«Молитва» (1835),

«Дерпт» (1825),

элегии: «Свободы гордой вдохновенье...» (1824),

«Еще молчит гроза народа...» (1824),

«Не вы ль убранство наших дней...» (1826).

«Тригорское» (1826)

послания к Пушкину (1825 и 1826).

В 1829 Языков Н.М., тяжело заболев, покидает Дерпт и переезжает в Москву. Уехал он из Дерпта без диплома, так и не решив­шись держать экзамен в университете. Однако познания, которые он приобрел там, были довольно солидными, особенно в области русской и мировой истории и литературы.

В Москве Николай Михайлович сблизился с семьей Елагиных-Киреевских, познако­мился с Аксаковыми, Погодиным, Кароли­ной Павловой и Баратынским; испытал но­вый прилив творческих сил.

В 1831 для получения чина он поступил в Межевую канцелярию.

В 1833 в Петербурге вышел первый сборник его стихов. вобравший около половины из написанного им к это­му времени. За пределами сборника оста­лись почти все его произведения, вольные в политическом или религиозном отноше­нии (книга к тому же пострадала от цен­зуры). Наиболее интересными из ряда откликов на этот сборник был отзыв И. Киреевского (в «Телескопе») и рецен­зия Кс. Полевого (в «Московском телегра­фе»), правильно указавшие первая — на сильные, вторая — на слабые стороны поэзии Языкова.

В этом же году он вышел в отставку и уехал к себе в Симбирскую губернию, где прожил вплоть до 1838, лишь изред­ка наезжая в Москву.

В 1838 по совету вра­чей уезжает за границу, где проводит пять лет, переезжая с курорта на курорт (был в Мариенбаде, Ганау, Ницце, Риме и др. местах). За границей познакомил­ся и подружился он с Гоголем.

В 1843, в момент временного улучшения здо­ровья, Николай Михайлович возвращается в Россию, в Москву.

На 1830—40-е гг. падает менее трети поэтического наследия Языкова Н.М., но время это очень важно в его идейной и художествен­ной эволюции.

В конце 1820-х гг. и осо­бенно после 1830 во взглядах и творчестве Языкова нарастают изменения, характерные в последекабрьскую пору для большинства ранее оппози­ционно настроенной дворянской интелли­генции. Николай Михайлович поворачивает вправо. Доб­ролюбов объясняет этот поворот незре­лостью и расплывчатостью политических воззрений поэта, тем, что его вольнолюбие было эмоционально, но не глубоко: «Язы­ков не мог удержаться сознательно на этой высоте, на которую его поставило непосредственное чувство, у него недоста­вало для этого зрелых убеждений и про­свещенного уменья определить себе ясно и твердо свои стремления и свои требова­ния от своей музы» (Поли. собр. соч., т. I, М,— Л., 1934, с. 351). В его творчестве постепенно утрачивается идея борьбы, исчезает дерзкий протест, кипение благородных чувств, а вместе с ними энергия стиха, характерный языковский «восторг» и поэтическая точность, появляются вя­лость, длинноты, выражения фальшивые, намеренно и хвастливо простонародные. Вкус сплошь и рядом изменяет поэту. Языков утрачивает свой пафос, «свет любви», по выражению Гоголя, а с ним «примеркнул и свет поэзии его» (Полн. собр. соч., т. VIII, с. 389). Эту утрату не могут воз­местить даже отдельные творческие удачи и завоевания Языкова в 1830—40-х гг.

Лучшее, что он написал за это время: «Пловец» («Нелюдимо наше море...», 1829), цикл элегий цыганке Тане (1831), велико­лепное послание Денису Давыдову («Жиз­ни баловень счастливый...», 1835) и ряд очень искренних и простых по выражению элегий заграничного периода («Поденщик, тяжело навьюченный дровами...», «Бог весть, не втуне ли скитался...» и др.). Его сказки, в которых он полемизировал с пушкинским пониманием фольклора, и две поэмы, близкие к «натуральной школе» («Сержант Сурмин», «Липы»), не оставили заметного следа в русской поэзии.

Вернувшись в Москву, Языков Николай Михайлович примкнул к славянофильскому лагерю и принял самое активное участие в «боях» с запад­никами.

В 1844—46 он выступил с рез­кими инвективами в адрес демократиче­ского лагеря, в которых западники обви­нялись в умственном разврате и измене русскому народу.

Одновременно, в более высоком и отвле­ченном стиле Языков призывал в годины потря­сений искать спасение в вере («Землетрясе­ние») и мстить безбожным «филистимлянам» («Самсон»).

В 1844 вышел второй сбор­ник стихотворений Языкова Н.М.— «56 стихотворе­ний Н. Языкова».

В 1845 — третий — «Новые стихотворения». Хотя полемиче­ские послания Языкова и не вошли в эти сбор­ники, последние сыграли роковую роль в окончательном падении репутации поэта в глазах прогрессивной интеллигенции 1840-х гг.

Лучшие произведения (песни, полити­ческие стихи) прочно вошли в историю литературы и общественной жизни. Рус­ской поэзией были усвоены и формальные достижения Языкова, сыгравшего заметную роль в формировании нового, «высокого» сти­ля, в обогащении поэтического языка.

Умер — [26.XII.1846 (7.I.1847)], Москве.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии