Поиск

Биографии писателей и поэтов

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Зайцев Варфоломей Александрович

ЗАЙЦЕВ Варфоломей Александрович родился [30.VIII (II.IX.) 1842, Кострома] в семье чиновника — критик и публицист.

Учился в Петербургском университете на юридическом факультете, затем перевелся в Москву на медицинский факультет.

В 1862 вынуж­денный содержать мать и сестру, Варфоломей Александрович остав­ляет университет, прекращая уче­ние на четвертом курсе, и целиком посвя­щает себя литературной деятельности.

Сотрудничает в «Русском слове» (1863—66), «Неделе» (1869—70), «Отечественных запи­сках» (1874), «Деле» (1878) и других журналах. Начиная с 10-го тома редактировал пере­вод «Всемирной истории» Шлоссера (до него редактором был Чернышевский).

В апреле 1866 Зайцев, находившийся с 1865 под негласным над­зором полиции, был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Арест мо­тивировался сотрудничеством в «Русском слове», сношениями с государственными преступниками и эмигрантами. Был осво­божден через четыре месяца.

С 1869 жил за границей, вступил в члены I Интерна­ционала (группа М. А. Бакунина), осно­вал первую итальянскую секцию Интер­национала (в Турине).

С 1877, находясь в Женеве, сотрудничает в органе конституциалистов (Христофоров, Белоголовый) «Общее дело», печатая острые политиче­ские памфлеты, в которых развивал со­циалистические взгляды. Печатался в ба­кунинском «Бюллетене Юрской федера­ции», в «Колоколе» С. Г. Нечаева и Н. П. Огарева, во французских газетах. Занимался переводами:

«История кресть­янской войны в Германии», т. 1 (Спб., 1865);

Сочинения Лассаля, т. 1 (Спб., 1870);

роман И. Ньево «Исповедь старика» (Спб, 1875), и др.

Составляет руководства но всемирной истории:

«Древняя история Востока» (Спб., 1879),

«Древняя история Запада» (Спб., 1882).

В последние годы жизни сближается с Г. В. Плехановым, В. И. Засулич, С. М. Степняком-Кравчинским и др.

3айцев В.А. начал свою литературную деятель­ность в «Русском слове» как рецензент, возглавив «Библиографический листок». Он поставил библиографию на службу публицистике, сделал ее, живой, горячей, писа­ной кровью сердца и соком нервов. Вскоре Варфоломей Александрович занял в журнале одно из ведущих мест, приобрел популярность своими статьями, порой противоречивыми и непоследовательными, но задорными, острыми, сме­лыми. Вступление его на поприще журна­листики в период спада революционного движения 60-х гг. определило его поли­тическую и эстетическую программу. Вме­сте с Писаревым и другими сотрудниками «Рус­ского слова» он понимал невозможность в ближайшее время крестьянского выступ­ления и ратовал за промышленное разви­тие страны, видя в просвещении народа, пропаганде естественнонаучных знаний основу решения вопроса о «голодных и раз­детых»; призывал к свержению авторите­тов, развивал мысль о естественнонаучном обосновании социализма; отсюда — попу­ляризация учения Дарвина, антропологи­ческий принцип в философии, теория «разумного эгоизма» и т. д. В эстетических воззрениях критика было много общего с воз­зрениями Писарева. В их статьях рассмат­ривались нередко одни и те же проблемы, но, что особенно интересно, важнейшие выступления как бы предшествовали, предваряли статьи Писарева, в которых последний расширял и углублял пробле­мы, поставленные Зайцевым. При общности тема­тики и исходных позиций его взгляды на искусство отличались от взглядов Писа­рева как своей узкой рационалистично­стью, прямолинейностью и упрощенностью понимания образной структуры произве­дения, так и статичностью. Отвергая искусство, как якобы не связанное с по­требностями человека, Варфоломей Александрович утверждал, что «искусство в настоящее время бесполезно и поэтому вредно», оно ничего не прибав­ляет к знаниям, получаемым от жизни, более того, отрывая людей от производи­тельной деятельности, служит на руку эксплуататорам. Критик не отделял литературу от политической жизни. В произведениях литературы он выше всего ценил ту поль­зу, которую они могут принести народу, и рассматривал их с этой точки зрения, считая художественность второстепенным понятием. 3айцев отрицал возможность для писателя выйти за рамки представлений своего класса. Державина, Пушкина, Лер­монтова, Тютчева — дворян по происхож­дению — относил к представителям реак­ционной литературы.

Блестящий поле­мист, Варфаломей Александрович участвовал в полемике «Русского слова» с журналом Достоевских «Время» и «Эпоха», либеральными и реакционными журналами «Отечественные записки», «Биб­лиотека для чтения», «Русский вестник» и другими. Он был критик-боец, застрель­щик: мастерски «умел напасть на против­ника, подметить его слабые стороны и противоречия» (Шелгунов).

С его име­нем связано начало полемики «Русского слова» с «Современником». В статье «Пер­лы и адаманты русской журналистики» («Русское слово», 1863, № 4) Варфоломей Александрович указал на снижение идейного уровня «Современ­ника» в сравнении с уровнем этого же журнала во время сотрудничества в нем Добролюбова и утверждал в статье «Глуповцы, попавшие в «Современник» («Русское слово», 1864, № 2), что Щедрин и сотруд­ники журнала изменили идеалам Чер­нышевского (имеется в виду ироническое замечание Щедрина о четвертом сне Веры Павловны в романе «Что делать?»). Поле­мика, известная под названием «раскол в нигилистах», активным участником кото­рой был 3айцев, в своей основе стремилась разрешить главный вопрос времени: ка­ковы новые задачи демократии в усло­виях спада революционного движения 60-х гг. и каково отношение ее к народу? Одним из первых в критике 60-х гг. он вскрыл реакционную направленность анти­нигилистических романов, их идейное убожество и антихудожественность и всту­пил с ними в непримиримую борьбу («Взбаламученное море» Писемского, «Некуда» Лескова). Выступая против представителей так называемых «искусства для ис­кусства», он, как и Писарев, удачно ис­пользовал контрастное сопоставление сти­хотворений и публицистики Фета.

Критик высо­ко ценил демократическую литературу. Характеризуя Некрасова как народного поэта, глубокого и честного мыслителя, он подчеркивает новаторский характер центральной темы поэта — отображения жизни народа; произведения Помялов­ского называет «противоядием» против разгула реакционной литературы. В статье «Белинский и Добролюбов» Варфоломей Александрович наи­более последовательно со своей точки зре­ния оценивает прошлое русской литерату­ры. Рассматривая 3айцева как представителя писаревского направления в русской кри­тике 60-х гг., необходимо подчеркнуть своеобразие его критического голоса и несомненное влияние, как и Писарева, на развитие русской литературы.

Умер —[ 6(18). I. 1882], Кларан, Швейцария.

Русские писатели. Биобиблиографический словарь.

 
Библиотечные мероприятия | Биографии